Помещение недееспособного в психоневрологический интернат в 2020 году

Самая важная информация по теме: "Помещение недееспособного в психоневрологический интернат в 2020 году" с выводами от профессионалов. В случае возникновения вопросов и при необходимости актуализации данных вы можете обратиться к дежурному юристу.

Помещение недееспособного в психоневрологический интернат в 2020 году

На 1 сентября 2011 года в органе опеки и попечительства администрации Татищевского муниципального района состоит на учете 34 недееспособных гражданина. За текущий период 2011 года признаны судом недееспособными – 3 гражданина, всем назначены опекуны из числа физических лиц. В настоящее время в психоневрологических интернатах Саратовской области проживают 4 недееспособных гражданина, зарегистрированных по месту жительства на территории Татищевского муниципального района.

Нередко в орган опеки и попечительства обращаются граждане с просьбой установить опеку над гражданином, который в силу преклонного возраста или общего заболевания не может обходиться без посторонней помощи. И в этом случае специалистам органа опеки и попечительства приходится разъяснять гражданам, что опека устанавливается над совершеннолетними гражданами, признанными судом недееспособными.

Дееспособность в полном объеме возникает с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста. Никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как по решению суда. Признан судом недееспособным может быть гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими.

Однако не всякое даже вполне очевидное психическое расстройство – достаточная причина признания гражданина недееспособным. Для этого расстройство должно быть таким, при котором гражданин либо не может понимать значения своих действий, либо (хотя и способен к этому) не может руководить ими, причем это препятствует его полноценному осуществлению своих гражданских прав и исполнению гражданских обязанностей (поэтому расстройство должно быть не временным, а постоянным).

Суд выносит решение о признании гражданина недееспособным на основании судебно-психиатрической экспертизы. В свою очередь, решение суда о признании недееспособным является основанием для назначения над этим гражданином опеки.

Опекун действует от имени признанного недееспособным гражданина и является его законным представителем. Опекунами, как правило, назначаются родственники, соседи, знакомые по их желанию и на основании заявления. А что же делать, если рядом с недееспособным нет человека, который взял бы на себя ответственность за такого гражданина?

Именно в таких случаях недееспособных направляют для проживания в психоневрологические интернаты.

При помещении недееспособного гражданина в психоневрологический интернат обязанности опекуна возлагаются на психоневрологический интернат, который заботится о содержании, обеспечивает уходом и лечением, защищает права и интересы недееспособного.

Для надлежащего исполнения своих обязанностей учреждение должно знать какое имущество имеется у подопечного, требует ли оно управления, существует ли необходимость произведения материальных затрат на содержание имущества и т.д. Учреждение имеет право запрашивать необходимую информацию у граждан и организаций.

Наиболее часто у граждан возникают вопросы: «как хранится имущество недееспособного, как расходуются его доходы, кто и как осуществляет контроль за этими действиями, как наследуется собственность недееспособного после его смерти?».

Администрация психоневрологического интерната, как законный представитель недееспособного гражданина предпринимает все необходимые действия к сохранению имущества подопечного и защите его имущественных прав.

В случае если в собственности недееспособного гражданина имеется квартира, психоневрологический интернат, как законный представитель недееспособного гражданина, предпринимает все необходимые действия по сохранению имущества недееспособного.

Поскольку содержание квартиры недееспособного требует материальных затрат (оплата коммунальных платежей, налогов и т.п.) в интересах недееспособного рассматривается вопрос о сдаче квартиры в коммерческий наем с зачислением оплаты по договору на расчетный счет, открытый на имя недееспособного и возложения расходов по содержанию квартиры на арендатора.

Квартира остается в собственности недееспособного гражданина и впоследствии наследуется родственниками в общем порядке.

Контроль по выполнению обязанностей опекуна, возложенные на психоневрологический интернат, осуществляет орган опеки и попечительства, на территории которого находится государственное учреждение. Не менее двух раз в год орган опеки и попечительства осуществляет проверку условий жизни недееспособных в психоневрологических интернатах. Ежегодно психоневрологические интернаты предоставляют в орган опеки и попечительства отчет о расходовании денежных средств и сохранности имущества недееспособных.

Нередко среди населения бытует мнение, что психоневрологический интернат – это «тюрьма», где недееспособный лишен элементарных условий проживания и что из-за малого количества таких учреждений образуются очереди для помещения недееспособных граждан в психоневрологические интернаты.

Психоневрологические интернаты образуются в специально построенных или приспособленных зданиях с необходимыми помещениями, отвечающими санитарно-гигиеническим, противопожарным требованиям и требованиям техники безопасности, и должен располагать всеми видами коммунального благоустройства.

С целью улучшения организации медицинского обслуживания, ухода и осуществления мероприятий по социально-трудовой реабилитации проживающие в интернате лица размещаются по отделениям и комнатам в соответствии с режимами содержания (постельным, наблюдения, свободным), состояния здоровья, возраста и личного желания.

Для осуществления лечебно-трудовой и активирующей терапии в интернате создают лечебно-производственные (трудовые) мастерские, а в случае, если интернат расположен в сельской местности, кроме того, — подсобное хозяйство с необходимым инвентарем, оборудованием и транспортом.

В настоящее время на территории Саратовской области расположены 12 психоневрологических интернатов, находящихся в ведении Министерства социального развития Саратовской области (полную информацию об этих учреждениях можно найти на сайте Министерства социального развития Саратовской области: www.social.saratov.gov.ru).

Путевки для лиц, нуждающихся в помещении в государственные учреждения названного типа, выдаются учреждениями социальной поддержки населения в течение одного месяца со дня подачи заявления.

Следует отметить, что для инвалидов по общему состоянию здоровья или ставших физически беспомощными в виду преклонного возраста, но способных осознавать свои поступки и понимать их последствия, для проживания созданы иные государственные учреждения. Приему в дом — интернат, пансионат ветеранов труда подлежат престарелые и инвалиды, нуждающиеся по состоянию здоровья в бытовом обслуживании, уходе и медицинской помощи при отсутствии у них показаний к стационарному лечению в учреждениях здравоохранения.

Государственную услугу по выделению путевок в дома – интернаты для престарелых и инвалидов, психохроников, зарегистрированных на территории Татищевского муниципального района оказывает ГУ «Управление социальной поддержки населения Татищевского района».

Управление труда и социальной политики администрации муниципального района

Защитой прав пациентов психоневрологических интернатов займётся специальная служба

Соответствующий законопроект готовы разработать в Совете Федерации

Пациенты на прогулке во дворе ГУЗ «Психиатрическая больница Святого Николая Чудотворца». Фото: Юрий Белинский/ТАСС

У законодателей и экспертного сообщества накопилось немало вопросов к действующему закону о психиатрической помощи. Это стало очевидно в ходе «круглого стола», прошедшего в Совете Федерации 20 июля.

Закон с «пробелами»

На первый взгляд существующие нормы сложно упрекнуть в том, что они слабо защищают права пациентов психоневрологических интернатов. Закон о психиатрической помощи позволяет больным рассчитывать на надлежащий уход в стационарах, выбирать поставщика соцуслуг и даже требовать защиту со стороны специально назначенного опекуна. Причём этот опекун обязан учитывать мнения и предпочтения пациента, способствовать его обучению, воспитанию и развитию.

Читайте так же:  Отсрочка от армии консультант

На деле всё происходит иначе, говорят эксперты. К примеру, как только психически больной инвалид помещается в интернат, статус его опекуна получает само учреждение в лице директора. И именно директор в дальнейшем решает все вопросы, связанные с жизнью подопечного. А вот опека со стороны других людей, в том числе родителей, прекращается. «Получается, что интернаты сами заказывают услуги для инвалидов и сами же их выполняют, причём происходит это абсолютно бесконтрольно», — констатировала член Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере Елена Клочко. Результат такого правового парадокса пациенты чувствуют на себе.

Общественный мониторинг нескольких учреждений выявил грубые нарушения гражданских прав больных, рассказала Елена Клочко. В частности, пациентов нередко не выпускают не только из учреждения, но даже из комнаты или с этажа, лечат против их воли и без решения суда психотропными препаратами, причём такое лечение может назначаться в качестве наказания, запрещают свободно принимать посетителей, ограничивают нормы и выбор проносимых продуктов. «Проживающие в таких учреждениях даже не имеют возможности самостоятельно выключить свет в комнате, он выключается на этаже. А после этого, если, к примеру, врачу нужно найти какого-то пациента, он подходит и светит ему фонарём в лицо», — рассказала Елена Клочко.

У больных нет возможности пожаловаться на подобное обращение. Работники интернатов могут против воли подопечных присутствовать как при их встречах с родными, так и при визитах адвокатов. При выписке же пациента врачебная комиссия состоит из врачей самого интерната, которые не заинтересованы в том, чтобы больной покинул интернат, поскольку финансирование учреждения идёт по койко-дням.

Как отстоять права больных

Способствовать решению этой проблемы готовы в Совете Федерации, говорит первый заместитель председателя Комитета по социальной политике Людмила Кононова. Созданная при Совете Федерации рабочая группа уже подготовила законопроект, направленный на укрепление гарантий прав и свобод недееспособных граждан. Документ предусматривает не только различные варианты опеки и попечительства над больными, но и устанавливает приоритет в возложении таких обязанностей на физических лиц, а не на юридических.

Кроме того, законопроект допускает совместное исполнение функций опекуна несколькими гражданами или организациями и вводит солидарную ответственность всех опекунов за вред, причинённый подопечному любым из них. Предполагается, что это позволит усилить общественный контроль за тем, что происходит в специализированных учреждениях и резко уменьшить количество нарушений, считают парламентарии. «В первом чтении документ уже принят, — сообщила Людмила Кононова. — Рассчитываем, что второе чтение пройдёт в октябре этого года».

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова считает, что в России необходимо как можно скорее создать и службу по контролю за соблюдением прав граждан, находящихся в психоневрологических интернатах. Она напомнила о том, что только за последнее время проблемы, с которыми сталкиваются люди, попавшие в интернаты, поднимались в докладах уполномоченных по правам человека четырнадцати регионов страны. «Но тематические спецдоклады мы делаем тогда, когда видим, что это острая проблема», — пояснила Москалькова.

По словам директора департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Минздрава Евгения Камкина, службы по контролю за соблюдением прав пациентов нет потому, что пока не удалось определиться с её статусом и с тем, кто будет её финансировать.

В Совете Федерации будет создана рабочая группа с участием профильных министерств и уполномоченного по правам человека для разработки закона о такой службе, сообщила Людмила Кононова. «После того как будут разработаны основы создания службы, мы будем настаивать на том, чтобы в бюджете 2018 года предусмотрели расходы на её функционировании», — пообещала сенатор.

Кроме того, в Совете Федерации намерены уже осенью начать разработку правовых основ сопровождаемого проживания недееспособных граждан. «Речь идёт о подростках, которые содержались в интернатах для психически нездоровых детей, — пояснила Людмила Кононова «Парламентской газете». — В этом случае их не переведут в интернат для взрослых, а позволят жить в выделенных регионом квартирах под наблюдением опекунов, которые помогут им социализироваться и найти работу».

Меня признали ограниченно дееспособной. Могут ли меня поместить в интернат без моего согласия.

Нет. Ограничение дееспособности касается только порядка заключения сделок оп распоряжению имуществом.

Хотелось бы знать на основании какой статьи закона. А так спасибо за ответ. Обнадежили.

На основании какой статьи закона?

Сергей, Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ изменен порядок помещения недееспособных граждан в психоневрологические учреждения для социального обеспечения, предусмотренный ст.41 Закона о психиатрической помощи, хотя данная норма и не была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова.

Для таких граждан основанием для помещения в психоневрологический интернат (ПНИ) прежде служило решение органа опеки и попечительства, принятое на основании заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Личного заявления или иным образом выраженного согласия недееспособного гражданина не требовалось. О согласии (просьбе) опекуна в этой норме не упоминалось.

Согласно новой редакции ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи основаниями для помещения недееспособного лица в ПНИ является его личное заявление и заключение врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Если же недееспособный «по своему состоянию не способен подать личное заявление», сохраняется прежний порядок – решение о помещении принимает орган опеки на основании заключения врачебной комиссии. Заключение должно содержать сведения о наличии у лица психического расстройства, лишающего его возможности находиться в неспециализированном учреждении для социального обеспечения.

Данная норма, однако, и в концептуальном, и в юридико-техническом отношении осталась законодателем недоработанной.

Во-первых, в ней по-прежнему не предусмотрены показания для помещения в ПНИ (неспособность к самообслуживанию и др.) и критерии, которыми должны руководствоваться органы опеки и врачебные комиссии при принятии решения о фактически принудительном помещении лица в такое учреждение, если он, якобы, не способен сам подать заявление, что не позволяет осуществлять должный контроль за законностью и обоснованностью помещения в ПНИ лица в статусе недееспособного.

Во-вторых, не обеспечивает законность помещения недееспособного в ПНИ также и то обстоятельство, что свое решение орган опеки основывает лишь на одном документе – медицинском заключении. Такое ограничение не позволяет избежать произвольного вмешательства в право гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

В-третьих, возражение недееспособного лица против его помещения в ПНИ и соответственно нежелание подавать нужное заявление могут быть легко интерпретированы как «неспособность» подать такое заявление при том, что определенность в вопросе о том, кто устанавливает эту «неспособность» отсутствует.

В-четвертых, в ст.41 Закона по-прежнему умалчивается о том, необходимо ли выяснение мнения опекуна недееспособного (если таковой имеется) о помещении его подопечного в ПНИ.

В-пятых, данная новелла носит половинчатый характер. Закрепив за недееспособным право на принятие решения о помещении в ПНИ и оговорив соответственно возможность принудительного водворения недееспособного в интернат, законодатель не установил судебный контроль за обоснованностью выносимого органом опеки решения, т.е. судебной процедуры, в известной мере аналогичной судебной процедуре недобровольной госпитализации недееспособного в психиатрический стационар, о которой говорилось выше.

Читайте так же:  Быстрый займ без отказа на любую

Данный пробел, возникший вследствие просчета законодателя, был восполнен предпринятыми задолго до принятия Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ усилиями специалистов юридической службы Независимой психиатрической ассоциации России по оспариванию конституционности положения ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи как раз в той мере, в какой данное положение предполагает помещение недееспособного лица в ПНИ без судебного решения, принимаемого по результатам проверки обоснованности фактически принудительного (по решению органа опеки) помещения в такое учреждение. Юристы НПА России пришли к убеждению, что правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, вполне применима и к порядку помещения недееспособных граждан в ПНИ.

В целях установления данного факта и введения судебного контроля за недобровольным помещением недееспособных граждан в ПНИ в августе 2010 г. автором настоящего пособия была подана жалоба в Конституционный Суд РФ от имени недееспособного Ибрагимова А.И., оказавшегося в весьма типичной ситуации.

В жалобе, поданной в Конституционный Суд РФ, было указано, что положение ч.1 ст.41 Закона, по мнению заявителя, противоречит ст.22 и 46 Конституции РФ, в соответствии с которыми каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, ограничение свободы допускается только по решению суда; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Положение ч.1 ст.41 Закона создает ситуацию, когда содержание в ПНИ недееспособного лица возможно в течение неопределенного периода времени, поскольку закон не требует вынесения судебного решения не только о таком помещении, но и о продлении срока содержания недееспособного в таком учреждении, а само лицо в силу абзаца третьего ст.222 ГПК РФ не имеет права обратиться в суд для оспаривания решения органа опеки или ПНИ.

Внимание Конституционного Суда было обращено также на отсутствие в законе учета правовых последствий, которые влечет за собой помещение в интернат. Такими последствиями, затрагивающими права недееспособного, являются, в частности, переход учреждению опекунских полномочий без учета желания недееспособного (абзац второй п.1 ст.39 ГК РФ); утрата недееспособным лицом по истечении 6 месяцев пребывания в стационарном учреждении социального обслуживания права на жилое помещение, в котором он проживал один по договору социального найма до помещения в интернат (ч.11 ст.17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

Жалоба содержала требование к Конституционному Суду признать применимыми к данному делу правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, и признать указанное положение ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи не соответствующим Конституции РФ.

Однако признавать норму не соответствующей Конституции РФ не потребовалось. Конституционный Суд согласился с представленной нами аргументацией и в своем Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П по жалобе Ибрагимова А.И. указал, что правовые позиции и выводы Конституционного Суда, сформулированные им в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П и Определении от 5 марта 2009 г. № 544-О-П о недопустимости недобровольной госпитализации граждан в психиатрический стационар без надлежащего судебного контроля применимы и в отношении порядка и процедуры помещения недееспособных граждан в специализированные (психоневрологические) учреждения для социального обеспечения. Иное вопреки требованиям статей 19 (ч.1 и 2), 22, 46 (ч.1 и 2) и 55 (ч.3) Конституции РФ приводило бы к несоразмерному ограничению прав указанных лиц, в т.ч. права на свободу и личную неприкосновенность, а также права на судебную защиту.

Право каждого на судебную защиту, как указывается в Определении Конституционного Суда, носит универсальный характер, выступает процессуальной гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежит ограничению. Предоставляемая недееспособному лицу судебная защита должна быть справедливой, полной и эффективной, включая обеспечение ему права на получение квалифицированной юридической помощи (ст.48 Конституции РФ). При этом то обстоятельство, что помещение недееспособного в ПНИ производится по решению органа опеки даже с учетом возможности принятия такого решения в коллегиальном порядке не может, по мнению Конституционного Суда, компенсировать судебного контроля, поскольку только суд по итогам объективного и всестороннего рассмотрения дела вправе принимать решения об ограничении прав личности, имеющих конституционный характер.

Конституционный Суд определил, что оспариваемое положение ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом выраженных ранее правовых позиций Конституционного Суда – не предполагает помещение недееспособного лица в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения на основании решения органа опеки, принятого по заключению врачебной комиссии, без проверки обоснованности такого решения в надлежащем судебном порядке.

Конституционно-правовой смысл указанного законоположения, выявленный Конституционным Судом РФ, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Федеральному законодателю поручено установить процедуру судебной проверки необходимости и обоснованности помещения недееспособных лиц в ПНИ.

Таким образом, помещение в ПНИ недееспособного лица, который «по своему состоянию не способен подать личное заявление», на основании ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи (в ред. Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ) и с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П, может осуществляться только на основании судебного решения, вынесенного по результатам справедливого судебного разбирательства.

По нашему мнению, изложенному в дополнительных разъяснениях по запросу Конституционного Суда, вопрос о принудительном помещении недееспособного лица в ПНИ должен решаться судом до помещения лица в интернат (в отличие от недобровольной госпитализации недееспособного в психиатрический стационар) по заявлению (представлению) органа опеки и попечительства, к которому должны прилагаться заключение врачебной комиссии (а не справка КЭК) и мотивированное решение (а не ходатайство о постановке на очередь в ПНИ) органа опеки с обоснованием необходимости пребывания (временного, постоянного) недееспособного лица в условиях специализированного интерната с указанием обстоятельств, свидетельствующих о неспособности лица по своему состоянию выразить свое отношение к помещению в ПНИ.

Опекун недееспособного лица, психиатрическое лечебное учреждение в этом случае будут вправе инициировать перед органом опеки вопрос о помещении недееспособного в ПНИ. Непосредственным инициатором (не только заявителем) обращения в суд может быть и сам орган опеки.

Судебный контроль за обоснованностью пребывания недееспособного лица в интернате следовало бы осуществлять по истечении первых 6 месяцев с момента его помещения (на этот срок в интернатах обычно оформляется временное проживание). В дальнейшем решение о продлении пребывания недееспособного в интернате может приниматься судом ежегодно с учетом положений ч.3 ст.43 Закона о психиатрической помощи, в соответствии с которыми администрация ПНИ обязана не реже 1 раза в год проводить освидетельствования лиц, проживающих в нем, врачебной комиссией с участием врача-психиатра с целью решения вопроса об их дальнейшем содержании в этом учреждении, а также о возможности пересмотра решений об их недееспособности. Заявление в суд о продлении срока пребывания недееспособного в ПНИ должно исходить от органа опеки, осуществляющего надзор за деятельностью интерната, под опекой которого находится недееспособный.

Читайте так же:  Кредитный брокер содействие отзывы

В жалобе в Конституционный Суд от имени Ибрагимова были представлены также доводы, позволяющие ставить под сомнение и конституционность ст.9 и 15 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» в части регулирования порядка принудительного помещения недееспособных граждан в учреждения социального обслуживания. Эти нормы не требуют судебной процедуры помещения недееспособных лиц в ПНИ при наличии согласия на такое помещение их законных представителей. Однако, поскольку к Ибрагимову данные нормы не применялись, оспаривание их конституционности в рамках данного дела нами не проводилось.

Вместе с тем, исходя из понимания общих положений и выводов Конституционного Суда, сформулированных в Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П по жалобе Ибрагимова, можем, взяв на себя смелость, предположить, что правовая позиция Конституционного Суда, изложенная им в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, применима не только к положениям ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи, но и к положениям ст.9 и 15 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» и, возможно, к другим законодательным нормам, предусматривающим ограничения конституционных прав недееспособных граждан без судебной процедуры.

Из этого может следовать, в частности, что помещение недееспособного лица в ПНИ на основании ст.9 и 15 указанного выше федерального закона не должно уже с момента провозглашения Постановления Конституционного Суда от 27 февраля 2009 г. № 4-П (т.е. без принятия специальных на этот счет решений Конституционного Суда) производиться без судебной процедуры, из чего и должна на сегодня исходить правоприменительная практика.

Новые законы о работе психоневрологических интернатов примут в 2020 году

Новые законы о работе психоневрологических (ПНИ) интернатов примут в 2020 году, заявил замглавы Минтруда Григорий Лекарев, передаёт ТАСС.

«Мы планируем подготовить такой закон в 2019 году с тем, чтобы в 2020 году выйти на обсуждение этого закона, принять серию нормативных актов, и, конечно, далее надо будет выходить на концептуальный документ», — сказал он.

Лекарев отметил, что в России необходимо создать систему услуг, которые позволят людям проживать в ПНИ самостоятельно, и постепенно избавляться от этих учреждений. По его словам, в стране 522 психоневрологических интерната, в них содержится 160 тыс. человек.

Ранее сообщалось, что в России может появиться новая служба, которая будет защищать и отстаивать права граждан с психическими расстройствами. Кроме того, должны расшириться модели опеки и попечительства, в частности, появится возможность совместного исполнения функций опекуна или попечителя несколькими физическими и юридическими лицами.

То есть для граждан, проживающих в интернатах, опекуном сможет быть не только лечебное учреждение как таковое, но и организации, которые будут отвечать за реабилитацию, образование, отдых, социализацию, трудоустройство своих подопечных.

Деменция.ру

Сайт о проблеме деменции для пациентов и их родственников

Показания и противопоказания к приему в дом-интернат (инструкция)

Видео (кликните для воспроизведения).

О медицинских показаниях и противопоказаниях к приему в дома-интернаты

Утверждено Министерством здравоохранения СССР от 5 сентября 1978 г. № 06-14/12 по согласованию с Госкомтруда СССР от 7 сентября 1978 г. N 2495-МК

I . «Дом-интернат», «Пансионат ветеранов труда»

Приему в «Дом-интернат», «Пансионат ветеранов труда» подлежат престарелые и инвалиды, нуждающиеся по состоянию здоровья в бытовом обслуживании, уходе и медицинской помощи при отсутствии у них показаний к стационарному лечению в учреждениях здравоохранения.

Противопоказанием к направлению в учреждения данного типа являются психические заболевания, за исключением неврозов, неврозоподобных состояний при соматических заболеваниях, легкой степени дебильности, судорожных синдромов различной этиологии с редкими (не более 1 раза в 2-3 месяца) припадками, без слабоумия и выраженных изменений личности.

II. «Психоневрологический интернат»

В психоневрологический интернат принимаются лица с умственной отсталостью в степени выраженной дебильности, имбецильности и идиотии, а также лица, страдающие затяжными формами психических заболеваний, состояние которых характеризуется отсутствием острой психотической симптоматики, наличием слабоумия или грубых проявлений психического дефекта:

а) шизофрения с выраженным дефектом личности вне обострения психотической симптоматики;

б) различные формы эпилепсии с явлениями слабоумия и редкими (не более 5 раз в месяц) судорожными припадками и эквивалентами;

в) последствия черепно — мозговых травм с явлениями слабоумия;

г) последствия инфекционных и других органических заболеваний головного мозга (энцефалиты, туберкулезные менингиты, менингоэнцефалиты, сифилис мозга и др.) с явлениями слабоумия;

д) последствия хронического алкоголизма с явлениями выраженного органического слабоумия;

е) сосудистые и сенильные заболевания с явлениями слабоумия без выраженного психомоторного беспокойства и длительных или рецидивирующих состояний измененного сознания.

Противопоказанием к направлению в психоневрологический интернат являются острые и подострые стадии психических заболеваний и состояния обострения хронического психического заболевания; психические заболевания, характеризующиеся выраженной психотической симптоматикой, грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих (половые извращения, гиперсексуальность, садистические наклонности, склонность к агрессии, побегам, поджогам, дромомания, отказы от пищи, суицидальные тенденции и т.д.):

а) любые приступообразные или прогредиентно текущие психические заболевания со склонностью к частым обострениям или рецидивам болезни с частыми декомпенсациями, нуждающиеся в специальном стационарном лечении;

б) эпилепсия и судорожный синдром другой этиологии с частыми (более 5 раз в месяц) припадками, склонностью к серийным припадкам, эпилептическому статусу, сумеречным состояниям сознания, дисфориям;

в) хронический алкоголизм, наркомании, а также другие психические заболевания, осложненные хроническим алкоголизмом или любыми видами наркоманий;

г) выраженные депрессивные и маниакальные состояния различного генеза, затяжные реактивные состояния;

д) выраженные психопатоподобные синдромы, а также психопатии аффективные, эксплозивные, параноидные, паранойяльные, истерические.

III. «Детский дом-интернат»

В детский дом — интернат для детей с аномалиями физического развития принимаются дети с сохранным интеллектом и с нарушениями опорно — двигательного аппарата, не передвигающиеся без посторонней помощи, не обслуживающие себя в силу тяжести двигательных нарушений, требующие индивидуального ухода, со следующими заболеваниями:

— церебральными параличами различной этиологии;

— последствиями полиомиелита в восстановительном и резидуальном периоде;

— различными врожденными и приобретенными деформациями опорно — двигательного аппарата;

— артрогриппозом, хондродистрофией, наследственными дегенеративными и нервно — мышечными заболеваниями.

Противопоказанием к приему в дом — интернат для детей с аномалиями физического развития являются психические заболевания, олигофрения всех степеней, частые эпилептиформные припадки; психопатоподобные расстройства поведения, некомпенсированная гидроцефалия.

Читайте так же:  Срок подключения к электросетям после заключения договора в 2020 году

В детский дом — интернат для детей с аномалиями умственного развития принимаются дети со следующими заболеваниями и состояниями:

— олигофрения в степени имбецильности, идиотии;

— эпилепсия (в том числе симптоматическая) с редкими (не чаще 5 раз в месяц) припадками при наличии слабоумия;

— шизофрения с выраженным дефектом без продуктивной симптоматики;

— слабоумие после перенесенных органических поражений головного мозга;

— умственная отсталость всех степеней, включая дебильность при наличии грубых нарушений двигательных функций, затрудняющих обучение во вспомогательных классах соответствующих специализированных школ — интернатов (не передвигающиеся без посторонней помощи, не обслуживающие себя в силу тяжести двигательных нарушений, требующие индивидуального ухода);

— слепота (слабовидение) или глухота (слабослышание) с умственной отсталостью всех степеней, включая дебильность при наличии грубых нарушений двигательных функций, затрудняющих обучение в специализированных школах — интернатах.

Противопоказаниями к направлению в детский дом — интернат для детей с аномалиями умственного развития являются:

— шизофрения с наличием продуктивной симптоматики, без выраженного дефекта личности;

— эпилепсия с частыми (более 5 раз в месяц) припадками, склонностью к серийным припадкам, эпилептическому статусу, сумеречным состояниям сознания, дисфориям;

— психопатоподобная симптоматика в рамках любой нозологической принадлежности;

— психические заболевания, сопровождающиеся грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих;

— любые психические заболевания, при которых возможно обучение ребенка в общеобразовательной школе или специализированных учреждениях просвещения.

Общими противопоказаниями к приему в дома — интернаты являются:

— туберкулез в активной стадии процесса;

— заразные заболевания кожи и волос;

— острые инфекционные заболевания;

— злокачественно протекающие опухолевые заболевания и рецидивы злокачественного процесса;

— лица, у которых при поступлении в дом — интернат обнаружена повышенная температура или сыпь неясной этиологии, подлежат направлению в другие учреждения здравоохранения.

Какими правилами следует руководствоваться при помещении недееспособного гражданина в психоневрологический интернат?

Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ изменен порядок помещения недееспособных граждан в психоневрологические учреждения для социального обеспечения, предусмотренный ст.41 Закона о психиатрической помощи, хотя данная норма и не была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова.

Для таких граждан основанием для помещения в психоневрологический интернат (ПНИ) прежде служило решение органа опеки и попечительства, принятое на основании заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Личного заявления или иным образом выраженного согласия недееспособного гражданина не требовалось. О согласии (просьбе) опекуна в этой норме не упоминалось.

Согласно новой редакции ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи основаниями для помещения недееспособного лица в ПНИ является его личное заявление и заключение врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Если же недееспособный «по своему состоянию не способен подать личное заявление», сохраняется прежний порядок – решение о помещении принимает орган опеки на основании заключения врачебной комиссии. Заключение должно содержать сведения о наличии у лица психического расстройства, лишающего его возможности находиться в неспециализированном учреждении для социального обеспечения.

Данная норма, однако, и в концептуальном, и в юридико-техническом отношении осталась законодателем недоработанной.

Во-первых, в ней по-прежнему не предусмотрены показания для помещения в ПНИ (неспособность к самообслуживанию и др.) и критерии, которыми должны руководствоваться органы опеки и врачебные комиссии при принятии решения о фактически принудительном помещении лица в такое учреждение, если он, якобы, не способен сам подать заявление, что не позволяет осуществлять должный контроль за законностью и обоснованностью помещения в ПНИ лица в статусе недееспособного.

Во-вторых, не обеспечивает законность помещения недееспособного в ПНИ также и то обстоятельство, что свое решение орган опеки основывает лишь на одном документе – медицинском заключении. Такое ограничение не позволяет избежать произвольного вмешательства в право гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

В-третьих, возражение недееспособного лица против его помещения в ПНИ и соответственно нежелание подавать нужное заявление могут быть легко интерпретированы как «неспособность» подать такое заявление при том, что определенность в вопросе о том, кто устанавливает эту «неспособность» отсутствует.

В-четвертых, в ст.41 Закона по-прежнему умалчивается о том, необходимо ли выяснение мнения опекуна недееспособного (если таковой имеется) о помещении его подопечного в ПНИ.

В-пятых, данная новелла носит половинчатый характер. Закрепив за недееспособным право на принятие решения о помещении в ПНИ и оговорив соответственно возможность принудительного водворения недееспособного в интернат, законодатель не установил судебный контроль за обоснованностью выносимого органом опеки решения, т.е. судебной процедуры, в известной мере аналогичной судебной процедуре недобровольной госпитализации недееспособного в психиатрический стационар, о которой говорилось выше.

Данный пробел, возникший вследствие просчета законодателя, был восполнен предпринятыми задолго до принятия Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ усилиями специалистов юридической службы Независимой психиатрической ассоциации России по оспариванию конституционности положения ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи как раз в той мере, в какой данное положение предполагает помещение недееспособного лица в ПНИ без судебного решения, принимаемого по результатам проверки обоснованности фактически принудительного (по решению органа опеки) помещения в такое учреждение. Юристы НПА России пришли к убеждению, что правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, вполне применима и к порядку помещения недееспособных граждан в ПНИ.

В целях установления данного факта и введения судебного контроля за недобровольным помещением недееспособных граждан в ПНИ в августе 2010 г. автором настоящего пособия была подана жалоба в Конституционный Суд РФ от имени недееспособного Ибрагимова А.И., оказавшегося в весьма типичной ситуации.

В жалобе, поданной в Конституционный Суд РФ, было указано, что положение ч.1 ст.41 Закона, по мнению заявителя, противоречит ст.22 и 46 Конституции РФ, в соответствии с которыми каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, ограничение свободы допускается только по решению суда; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Положение ч.1 ст.41 Закона создает ситуацию, когда содержание в ПНИ недееспособного лица возможно в течение неопределенного периода времени, поскольку закон не требует вынесения судебного решения не только о таком помещении, но и о продлении срока содержания недееспособного в таком учреждении, а само лицо в силу абзаца третьего ст.222 ГПК РФ не имеет права обратиться в суд для оспаривания решения органа опеки или ПНИ.

Внимание Конституционного Суда было обращено также на отсутствие в законе учета правовых последствий, которые влечет за собой помещение в интернат. Такими последствиями, затрагивающими права недееспособного, являются, в частности, переход учреждению опекунских полномочий без учета желания недееспособного (абзац второй п.1 ст.39 ГК РФ); утрата недееспособным лицом по истечении 6 месяцев пребывания в стационарном учреждении социального обслуживания права на жилое помещение, в котором он проживал один по договору социального найма до помещения в интернат (ч.11 ст.17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

Читайте так же:  Военный билет комиссованного по состоянию здоровья

Жалоба содержала требование к Конституционному Суду признать применимыми к данному делу правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, и признать указанное положение ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи не соответствующим Конституции РФ.

Однако признавать норму не соответствующей Конституции РФ не потребовалось. Конституционный Суд согласился с представленной нами аргументацией и в своем Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П по жалобе Ибрагимова А.И. указал, что правовые позиции и выводы Конституционного Суда, сформулированные им в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П и Определении от 5 марта 2009 г. № 544-О-П о недопустимости недобровольной госпитализации граждан в психиатрический стационар без надлежащего судебного контроля применимы и в отношении порядка и процедуры помещения недееспособных граждан в специализированные (психоневрологические) учреждения для социального обеспечения. Иное вопреки требованиям статей 19 (ч.1 и 2), 22, 46 (ч.1 и 2) и 55 (ч.3) Конституции РФ приводило бы к несоразмерному ограничению прав указанных лиц, в т.ч. права на свободу и личную неприкосновенность, а также права на судебную защиту.

Право каждого на судебную защиту, как указывается в Определении Конституционного Суда, носит универсальный характер, выступает процессуальной гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежит ограничению. Предоставляемая недееспособному лицу судебная защита должна быть справедливой, полной и эффективной, включая обеспечение ему права на получение квалифицированной юридической помощи (ст.48 Конституции РФ). При этом то обстоятельство, что помещение недееспособного в ПНИ производится по решению органа опеки даже с учетом возможности принятия такого решения в коллегиальном порядке не может, по мнению Конституционного Суда, компенсировать судебного контроля, поскольку только суд по итогам объективного и всестороннего рассмотрения дела вправе принимать решения об ограничении прав личности, имеющих конституционный характер.

Конституционный Суд определил, что оспариваемое положение ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом выраженных ранее правовых позиций Конституционного Суда – не предполагает помещение недееспособного лица в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения на основании решения органа опеки, принятого по заключению врачебной комиссии, без проверки обоснованности такого решения в надлежащем судебном порядке.

Конституционно-правовой смысл указанного законоположения, выявленный Конституционным Судом РФ, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Федеральному законодателю поручено установить процедуру судебной проверки необходимости и обоснованности помещения недееспособных лиц в ПНИ.

Таким образом, помещение в ПНИ недееспособного лица, который «по своему состоянию не способен подать личное заявление», на основании ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи (в ред. Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 67-ФЗ) и с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П, может осуществляться только на основании судебного решения, вынесенного по результатам справедливого судебного разбирательства.

По нашему мнению, изложенному в дополнительных разъяснениях по запросу Конституционного Суда, вопрос о принудительном помещении недееспособного лица в ПНИ должен решаться судом до помещения лица в интернат (в отличие от недобровольной госпитализации недееспособного в психиатрический стационар) по заявлению (представлению) органа опеки и попечительства, к которому должны прилагаться заключение врачебной комиссии (а не справка КЭК) и мотивированное решение (а не ходатайство о постановке на очередь в ПНИ) органа опеки с обоснованием необходимости пребывания (временного, постоянного) недееспособного лица в условиях специализированного интерната с указанием обстоятельств, свидетельствующих о неспособности лица по своему состоянию выразить свое отношение к помещению в ПНИ.

Опекун недееспособного лица, психиатрическое лечебное учреждение в этом случае будут вправе инициировать перед органом опеки вопрос о помещении недееспособного в ПНИ. Непосредственным инициатором (не только заявителем) обращения в суд может быть и сам орган опеки.

Судебный контроль за обоснованностью пребывания недееспособного лица в интернате следовало бы осуществлять по истечении первых 6 месяцев с момента его помещения (на этот срок в интернатах обычно оформляется временное проживание). В дальнейшем решение о продлении пребывания недееспособного в интернате может приниматься судом ежегодно с учетом положений ч.3 ст.43 Закона о психиатрической помощи, в соответствии с которыми администрация ПНИ обязана не реже 1 раза в год проводить освидетельствования лиц, проживающих в нем, врачебной комиссией с участием врача-психиатра с целью решения вопроса об их дальнейшем содержании в этом учреждении, а также о возможности пересмотра решений об их недееспособности. Заявление в суд о продлении срока пребывания недееспособного в ПНИ должно исходить от органа опеки, осуществляющего надзор за деятельностью интерната, под опекой которого находится недееспособный.

В жалобе в Конституционный Суд от имени Ибрагимова были представлены также доводы, позволяющие ставить под сомнение и конституционность ст.9 и 15 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» в части регулирования порядка принудительного помещения недееспособных граждан в учреждения социального обслуживания. Эти нормы не требуют судебной процедуры помещения недееспособных лиц в ПНИ при наличии согласия на такое помещение их законных представителей. Однако, поскольку к Ибрагимову данные нормы не применялись, оспаривание их конституционности в рамках данного дела нами не проводилось.

Вместе с тем, исходя из понимания общих положений и выводов Конституционного Суда, сформулированных в Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П по жалобе Ибрагимова, можем, взяв на себя смелость, предположить, что правовая позиция Конституционного Суда, изложенная им в Постановлении от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобе Штукатурова, применима не только к положениям ч.1 ст.41 Закона о психиатрической помощи, но и к положениям ст.9 и 15 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» и, возможно, к другим законодательным нормам, предусматривающим ограничения конституционных прав недееспособных граждан без судебной процедуры.

Видео (кликните для воспроизведения).

Из этого может следовать, в частности, что помещение недееспособного лица в ПНИ на основании ст.9 и 15 указанного выше федерального закона не должно уже с момента провозглашения Постановления Конституционного Суда от 27 февраля 2009 г. № 4-П (т.е. без принятия специальных на этот счет решений Конституционного Суда) производиться без судебной процедуры, из чего и должна на сегодня исходить правоприменительная практика. Перед законодателем, следовательно, предстает расширенный фронт работ.

Помещение недееспособного в психоневрологический интернат в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here