Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году

Самая важная информация по теме: "Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году" с выводами от профессионалов. В случае возникновения вопросов и при необходимости актуализации данных вы можете обратиться к дежурному юристу.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 ноября 2005 г. N 20-В05пр-35 Преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу для гражданского дела ограничено лишь вопросами, имело ли место соответствующее деяние и совершено ли оно данным лицом. Сам по себе факт вынесения оправдательного приговора в отношении истца не является доказательством того, что им не совершались аморальные действия, которые послужили основанием для расторжения с ним трудового договора

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 ноября 2005 г. N 20-В05пр-35

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 ноября 2005 г. по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора РФ З. на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. дело по иску И. к Каякентской средней школе N 1 о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ В., поддержавшей надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ З., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

И. работал в Каякентской средней школе N 1 учителем географии и биологии. Приказом директора школы от 3 января 2002 г. N 20 он был уволен с работы по п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ за совершение аморального проступка. В отношении И. было возбуждено уголовное дело по ст. 133 УК РФ (понуждение к действиям сексуального характера).

И. обратился в суд с вышеуказанными требованиями, ссылаясь на то, что аморального проступка не совершал, увольнение явилось следствием его отказа проголосовать на выборах главы администрации Каякентского района за родственника директора школы. По уголовному делу приговором суда он оправдан.

Ответчик иск не признал.

Решением Каякентского районного суда от 15 мая 2003 г. И. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового решения об удовлетворении иска.

Определением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. определение суда кассационной инстанции оставлено без изменения.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ З. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г., оставить без изменения решение суда первой инстанции.

Определением Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2005 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 11 октября 2005 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ З. обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что суды кассационной и надзорной инстанций Республики Дагестан допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ, действовавшей на время увольнения И. и предусматривавшей дополнительные основания для прекращения трудового договора (контракта) некоторых категорий работников, трудовой договор (контракт) работника, выполняющего воспитательные функции, может быть прекращен в случае совершения аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы.

Как видно из дела, поводом для увольнения И. послужило его аморальное поведение в отношении учениц 6 «в» класса Каякентской средней школы N 1 С., Т. и И.

Суд первой инстанции признал увольнение И. по п. 3 ст. 254 КЗоТ РФ законным. Суд установил, что И., пригласив указанных учениц на дополнительные занятия, «наступал на их ноги, гладил их спины, ощупывал различные части тела, встав сзади них, прижимал их к столу». Такое поведение И., работа которого непосредственно связана с воспитанием детей, является аморальным, несовместимый с продолжением воспитательной деятельности.

Судебная коллегия по гражданским делам и президиум Верховного суда Республики Дагестан, не согласились с выводами суда, полагая, что в силу ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда, которым И. был оправдан по предъявленному обвинению по ст. 133 УК РФ за отсутствием события преступления, был обязателен для суда, рассматривавшего данное гражданское дело.

Между тем, согласно п. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Таким образом, преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу для гражданского дела ограничено лишь вопросами, имело ли место соответствующее деяние и совершено ли оно данным лицом. Все другие факты подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК РФ.

Сам по себе факт вынесения оправдательного приговора в отношении истца по ст. 133 УК РФ не является доказательством того, что им не совершались аморальные действия, которые послужили основанием для расторжения с ним трудового договора.

При рассмотрении уголовного дела была установлена неправильная квалификация совершенного И. деяния по ст. 133 УК РФ, но не было признано, что он вообще не совершал тех действий, за которые был уволен. Обстоятельства совершения И. аморального проступка подтверждены по гражданскому делу исследованными и оцененными судом в соответствии со ст. 67 ГПК РФ доказательствами: материалами служебного расследования, показаниями свидетелей и другими. Этим доказательствам в решении суда первой инстанции дана надлежащая оценка, в связи с чем оснований для отмены этого решения в кассационном порядке не имелось.

На основании ст.ст. 390 , 391 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 июля 2003 г. и определение президиума Верховного суда Республики Дагестан от 22 января 2004 г. отменить.

Читайте так же:  Расторжение договора в связи с невыполнением обязательств в 2020 году

Оставить в силе решение Каякентского районного суда от 15 мая 2003 г.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2015 г. № 2685-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кюттенен Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав положением статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки Т.Н. Кюттенен вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Т.Н. Кюттенен оспаривает конституционность статьи 61 «Основания для освобождения от доказывания» ГПК Российской Федерации, а фактически часть вторую данной статьи.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, Т.Н. Кюттенен было отказано в удовлетворении исковых требований о государственной регистрации сделок дарения. Решением этого же суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявительнице также было отказано в удовлетворении исковых требований к гражданке Б., муниципальному образованию и территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом о признании не принявшей наследство и пропустившей срок для принятия наследства, признании договоров дарения действительными и признании права собственности. При этом в отношении установления ряда обстоятельств суды исходили из того, что они были предметом исследования и оценки суда при разрешении ранее рассмотренного дела, в котором заявительница принимала участие.

По мнению заявительницы, положение статьи 61 ГПК Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 19 (часть 1) и 35 (части 1 и 2), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она позволяет суду признавать преюдициальное значение обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решениями суда по ранее рассмотренным делам с участием других лиц и по иным спорам, но касающихся одного и того же имущества.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Следовательно, примененная в гражданском деле с участием Т.Н. Кюттенен часть вторая статьи 61 ГПК Российской Федерации, закрепляющая норму о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе.

Как следует из жалобы, заявительница, оспаривая конституционность статьи 61 ГПК Российской Федерации, по существу, ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос об оценке законности и обоснованности судебных постановлений, в основу которых были положены обстоятельства, не имеющие, по ее мнению, преюдициального значения.

Между тем разрешение данного вопроса, равно как и установление и исследование фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, Конституционному Суду Российской Федерации в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не подведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кюттенен Татьяны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривались нормы о преюдиции в гражданском процессе.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку на практике позволяют суду признавать преюдициальное значение обстоятельств, установленных решениями суда по ранее рассмотренным делам с участием других лиц и по иным спорам, но касающихся одного и того же имущества.

Отклоняя такие доводы, КС РФ подчеркнул следующее.

Признание преюдициального значения судебного решения направлено на обеспечение его стабильности и общеобязательности, на исключение возможного конфликта судебных актов.

Это предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов. Она обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Наделение судебных решений, вступивших в силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя. Он мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе. При этом он не имел права не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели.

Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой.

Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 964-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белодед Нины Максимовны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Н.М. Белодед к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.М. Белодед оспаривает конституционность части второй статьи 61 (об основаниях для освобождения от доказывания) ГПК Российской Федерации, примененной судами общей юрисдикции при рассмотрении ее конкретного дела. По мнению заявительницы, это законоположение, как предоставляющее суду возможность отказать в удовлетворении исковых требований без исследования и учета новых обстоятельств, возникших после вынесения судом первоначального решения об отказе в иске, нарушает ее права, гарантированные статьями 17 и 46 Конституции Российской Федерации.

Читайте так же:  Что нужно сделать чтобы заменить водительское удостоверение в 2020 году

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Следовательно, часть вторая статьи 61 ГПК Российской Федерации, закрепляющая норму о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе, в указанном ею аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белодед Нины Максимовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривалась конституционность норм, устанавливающих основания для освобождения от доказывания.

Так, обстоятельства, установленные вступившим в силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

Такие обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

По мнению заявителя, эти положения неконституционны. Они предоставляют суду возможность отказать в удовлетворении иска без исследования и учета новых обстоятельств, возникших после вынесения судом первоначального решения.

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

Признание преюдициального значения судебного решения направлено на то, чтобы обеспечить стабильность и общеобязательность таких актов, исключить возможный их конфликт.

Это предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по иному спору в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения последнего.

Тем самым преюдициальность служит средством для того, чтобы поддержать непротиворечивость судебных актов и обеспечить действие принципа правовой определенности.

Наделение судебных решений, вступивших в силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя. Он мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения их непротиворечивости в правовой системе.

Однако он был не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели.

Вместе с тем введение института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Преюдициальность судебного решения

Это предрешение фактов установленных вступившим в силу решением. Факты, установленные вступившим в силу решение не подлежат оспариванию и доказыванию в будущих процессах (ч.2 ст.61 ГПК). Но ведь ч.2 ст.13 устанавливает, что вступившее в силу судебное решение неукоснительному соблюдение является обязательным для всех без исключения и подлежат неукоснительному соблюдению. Таким образом, обязательность судебного решения не имеет субъективных границ. А преюдиция имеет субъективные пределы, они поставлены в ч.2 ст.62 ГПК – не оспариваются и не доказываются обстоятельства, установленные в судебном решении, при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Границы преюдиции задаются составом лиц, участвующих в деле. Факты, установленные в мотивировочной части, обязательны для тех,

Отсюда правило – если в новом деле появляется хотя один новый участник, то факт перестает быть преюдициальным и доказывается на общих основаниях. А если в новом деле участвуют те же участники, что и в предыдущем, то все факты, установленные судебным решение, повторному доказыванию не подлежат. Не требуется полного тождества лиц, участвующих в деле. Это может быть и 50% совпадение.

Другие словами, преюдиция есть обязательность мотивов. Мотивы – это результат состязательного противоборства, мотивы – это и есть объективная или формальная истина. То, что установлено судом – это и есть объективная или формальная истина. До 1917 г. мотивы в законную силу не вступали, ибо считалось, что так как процесс состязательный, то суд устанавливает не то, что было на самом деле, а то, что представили стороны. Это означало, что в следующем процессе с участием те же лиц факты устанавливались заново, отсюда в следующем деле стороны могли установить иные факты. В 1917 г. появилось социалистическое правосудие – это качественно иное правосудие, которое устанавливает не «а бы что», а то, что было на самом деле, а значит, это устанавливается раз и навсегда – ведь это то, что было на самом деле. Значит, мотивы начинают вступать в законную силу и появляется преюдиция. Эта преюдиция благополучно просуществовала до сегодняшнего дня, хотя процесс стал состязательным. Наш кодекс сохраняет правила преюдиции таким же образом, какие они были изложены в советском законодательстве.

Как только мы поместили в состязательный процесс институт, который свойственен для следственного процесса, поскольку там суд вправе собирать доказательства, а значит, устанавливает объективную сторону, обнаружился немедленный конфликт между состязательным построением процесс аи преюдициальным характером судебного решения. То, что мы переживаем сегодня – это агония преюдиции. Сегодня суд почувствовал, что это не должно быть так, ведь процесс уже состязательный, ведь суд уже связан доказательствами, представленными сторонами.

Пример. А к Б предъявляет иск о взыскании неустойки о просрочки поставки товаров. Б не идет в суд из-за этих копеек. Суд удовлетворил иск А. Но А не успокоился и предъявил иск о взыскании убытков. Но тут Б уже возмутился и идет в процесс и говорит, что договор не заключен. Но ведь неустойка уже взыскана, а суд не мог ее взыскать, если бы договор не был заключен. Поэтому в судебном решении установлено, что договор заключен. Тем самым В опровергает преюдицильно установленный факт. А значит, теперь этот договор считается заключенным для всех процессов между нами. Так что же, преюдиция – это наказание за неучастие в процессе?! Получается, что В наказывают а то, что он не участвовал в процессе, не выдвигал свои возражения. Что В должен участвовать в каждом деле под стразом преюдиции.

Связана ли преюдиция с бременем доказывания? Когда процесс был следственным, бремя доказывания не имело никакого значения, поскольку суд собирал доказательства. Когда процесс состязательный факт устанавливается в той мере, в которой с доказыванием этого факт справляется субъект, на котором бремя доказывания этого факта лежит. А если ли связь преюдиции с бременем доказывания? По действующему закону связи никакой нет. Суд понимает, что никакой преюдиции быть не должно, поэтому она де-факто вытесняется, поэтому вы никогда не знаете, сработает ли ваш довод о преюдиции или нет.

Читайте так же:  Кому разрешат отсрочку платежа по ипотеке

Пример. Истица заявляет требование о взыскании алиментов и прилагает к исковому заявлению свидетельство о рождении ребенок, в котором ответчик назван отцом. Ответчик не идет в процесс, алименты взысканы. Спустя месяц от соседа ответчик узнает, что отец не он, а другое лицо. Что же делать? Ему бы надо идти о с иском об оспаривании отцовства, нов ответ истица естественно заявит, что данный факт установлен судебным решением, а значит, имеет преюдициальную силу. И что он так и будет платить всю оставшуюся жизнь? Может быть ему пойти с заявлением по вновь открывшимся обстоятельствам? Нет, так делать нельзя, ибо актовая запись оспаривается только в исковом порядке – в ФЗ «Об актах гражданского состояния» сказано, что актовая запись оспаривается подачей иска. Пока актовая запись не оспорена в исковом порядке, она считается недействительной. Вновь открывшиеся обстоятельства – это не иск. Здесь подойти может только иск. Неужели преюдиция помешает предъявлению иска об оспаривании отцовства?

Агония преюдиции приводит к тому, что практика допускает предъявление такого иска – в Постановлении пленума ВС СССР о рассмотрении дел о взыскании алиментов 1983 г. сказано, что если взысканы алименты оспаривать отцовство нельзя (в силу преюдиции). В действующем законодательстве таких абсурдных положений нет. Преюдиция начала разрушаться изнутри.

Агония преюдиции вызвала то, что практика разделила практике факты и их правовую оценку:

Заключенность и незаключенность договора – это факт или правовая оценка факта?

Действительность и недействительность сделки;

Законность и незаконность государственной регистрации прав.

Заключенность и незаключенность договора меняется от дела к делу, поскольку у нас состязательность, возражения могут быть представлены или нет. Объяснить это можно тем, что факты и его правовая оценка есть не одно и то же. Преюдицирует только факт, а правовая оценка факта меняется от дела к делу.

Спрашивается, а существует ли отдельно факт договора и отдельно факт его заключенности? Или факт договора всегда связан с договором, ибо если договор не заключен, нет и факта договора? Можно ли оторвать факт от его оценки. Факт от его оценки оторвать нельзя, ибо суд устанавливает юридические факты, т.е. те, которые предусмотрены гипотезой нормы права. Суд не устанавливает юридически индифферентные (безразличные) факты.

Преюдицильный эффект пытаются дать оценки доказательства на предмет доказательства. Таким образом, преюдицирует вывод о достоверности доказательства. Но вывод о достоверности никогда не преюдицирует, поскольку оценка доказательств остается всегда на свободное усмотрение суда (за исключением предустановленной силы доказательства). Преюдицирует может только факт, установленный с помощью доказательства, признанной достоверным. Оценку доказательства на предмет достоверности необходимо отличать от факта, установленного с помощью достоверного доказательства. Преюдицирует факт, а не вывод о достоверности. Оценка доказательств никогда не преюдицирует, поскольку суд свободен в оценке доказательств. Другое дело, что если какой-то факт преюдициален, то мы просто не возьмем никаких доказательств по поводу этого факта, ведь он установлен и все тут.

Иски, направленные на опровержение законной силы судебного решения, не допускаются;

Обязательность законной силы судебного решения не препятствует предъявлению собственного иска;

Надо различать обязательность резолюции и обязательность мотивов – ст.13 ГПК говорит об обязательности резолюции, когда все без исключения обязаны считаться и соблюдать решение суда до тех пор, пока мы не возбудили собственный спор о праве по своим основаниям. Обязательность судебного решения не имеет субъективного решения, но как только возбуждает свой спор о праве по своим основаниям, обязательность прекращается.

Когда спор возбудить можно для лиц, не участвовавших в деле, преюдиции нет.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу не препятствует проверке возможности фальсификации доказательств по этому делу в последующем, в рамках процедур уголовного судопроизводства

28 декабря

Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 30-П

«По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко»

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу не препятствует проверке возможности фальсификации доказательств по этому делу в последующем, в рамках процедур уголовного судопроизводства.

Этот вывод содержится в постановлении Конституционного Суда РФ, признавшем не противоречащей Конституции РФ статью 90 УПК РФ («Преюдиция»), в соответствии с которой, в частности, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс» и предоставлен компанией «КонсультантПлюс Свердловская область» — информационным центром Сети КонсультантПлюс в г. Екатеринбурге и Свердловской области

Преюдиция в гражданском процессе

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Вернуться назад на Преюдиция

Обязанность по доказыванию всецело связана с предметом доказывания. Исключениями из обязанности по доказыванию является наличие фактов, входящих в предмет доказывания по делу, но не подлежащих доказыванию в силу прямого указания закона. К таким исключениям относятся и преюдициальные факты.

Термин «преюдиция» в переводе с латинского языка означает относящийся к предыдущему судебному решению. В юридической науке под преюдицией понимаются обстоятельства, не нуждающиеся в доказывании по причине того, что они были установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Целью преюдиции является освобождение участвующих в деле лиц от повторного доказывания, а суд — от повторного исследования фактов, которые уже доказаны.

Практическое значение преюдиции заключается в процессуальной экономии сил и времени суда и участников судопроизводства, а также экономии процессуальных средств в состязательном процессе, что соответственно позволяет уделить больше времени исследованию и оценке других доказательств, также в целом оказывает положительное влияние на эффективность гражданского судопроизводства.

Однако в теории и на практике возникают проблемы, требующие изучения, анализа и разрешения.

В действующем гражданском процессуальном законодательстве отсутствует определение понятия «преюдиция» (или «преюдициальный»).

Несмотря на то, что преюдициальность является одним из свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий.

Зачастую в судебных постановлениях упоминается о преюдициальности, но в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого термина нет, в отличие от Уголовно-процессуального кодекса РФ. Например, в апелляционном определении Усть-Куломский районный суд Республики Коми по делу № 11–5 указал, что «апелляционным определением, имеющим преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела, на основании части 2 статьи 61 ГПК Российской Федерации, установлено, что Д. в жилом помещении, расположенном по адресу: , не проживает и соответственно не является потребителем коммунальных услуг в виде электроэнергии». Таким образом, считаем нужным привести законодательство в соответствие и в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ указать на то, что преюдициальными считаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Читайте так же:  Решение внеочередного общего собрания участников ооо образец в 2020 году

На практике нередки случаи, когда при рассмотрении нового дела, в процесс вступает лицо, которое ранее не принимало участие. Возникает проблема преюдициальности судебного постановления в связи с участием нового лица. Пленум Верховного Суда РФ № 23 «О судебном решении» по этому вопросу разъяснил: лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

С. Ф. Афанасьев и М. С. Борисов считают, что данное положение порождает противоречие. Если следовать буквальному смыслу закона, то в случае вовлечения в процесс лиц, участвовавших и не участвовавших в ранее рассмотренном деле, первые остаются связанными преюдициальным характером установленных ранее фактов и правоотношений, а вторые могут представлять новые доказательства, выдвигать доводы в подтверждение или опровержение тех же фактов и правоотношений. Налицо существенное отклонение от принципа равноправия сторон. Такая процессуальная коллизия, по их мнению, может быть разрешена путем указания на недопустимость применения преюдициальности судебного акта при рассмотрении дела с участием новых лиц.

Е. Ильина, наоборот, считает справедливым для участников предыдущего процесса запрет на оспаривание и вторичное доказывание установленных обстоятельств, который выражается в запрете на предоставление доказательств, причем не важно, представлялись они суду ранее или нет. Представление доказательств в обоснование наличия или отсутствия обстоятельств, установленных судом ранее, будет противоречить общему характеру допустимости доказательств, поскольку по всем делам должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств. Нарушение данных требований приведет к недопустимости доказательств.

Однако следует учитывать, что лицо, которое участвовало в обоих процессах и не имеет возможности оспаривать ранее установленные обстоятельства, не лишается права участвовать в исследовании доказательств и приводить на этот счет свои соображения (ч.1 ст.35 ГПК РФ).

Обобщая вышесказанное, считаем, что с появлением нового участника характер преюдициальной связи судебных актов будет иным, не столь предопределяющим, как в случаях с одинаковым кругом лиц.

Судебная практика показывает, что преюдициальность судебных актов на лиц, не участвующих в предыдущем деле не распространяется. Так, в определении Верховного Суда РФ по делу № 4-КГ13–9 по кассационной жалобе К. сказано, что Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, оставляя апелляционную жалобу К. без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения, также сослалась на то, что указанные выше обстоятельства установлены решениями арбитражного суда, однако из содержания имеющихся в деле копий судебных постановлений арбитражных судов следует, что К. не участвовал в делах, по которым вынесены эти судебные постановления. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила существенное нарушение положений ч. 3 ст. 61 ГПК РФ и отменила состоявшиеся судебные решения в части, с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Итак, считаем в законе, а именно ст. 61 ГПК РФ, необходимо урегулировать данный вопрос в следующем порядке: Указать, что лица, не участвовавшие ранее, могут заявить о признании обстоятельств, установленных судебным постановлением суда общей юрисдикции либо судебным актом арбитражного суда по данному делу.

Пояснить, что в иных случаях преюдициальность на лиц, ранее не участвовавших в деле, не распространяется.

Интересную, на наш взгляд, проблему поднимает С. Курочкин. Он отмечает, что действующее процессуальное законодательство не упоминает о решениях иностранных судов в качестве оснований освобождения от доказывания. Обращается внимание на то, что РФ, признавая действие решения иностранного суда, не может ограничивать пределы действия его свойств, одним из которых является преюдициальность. Развитие экономических, личных и иных связей между гражданами и юридическими лицами из различных государств влечет необходимость трансграничного признания правовых последствий совершаемых ими действий и правоотношений.

Их установление компетентными правоприменительными органами не должно подвергаться проверке вновь при соблюдении таких условий как, признание и приведение в исполнение при рассмотрении новых дел между теми же лицами. Более того, повторное доказывание фактов и правоотношений приведет только к увеличению издержек (к примеру, за счет выполнения судебных поручений о допросе свидетелей), также есть риск вынесения решения, противоречащего ранее вынесенному в части установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

Таким образом, можно говорить о наличии оснований для распространения свойства преюдициальности на решения иностранных судов, но в этом случае законодателю нужно определить пределы ее действия. Это касается прецедентов, решений по групповым искам и других судебных актов, обладающих серьезной спецификой по сравнению с национальными судебными решениями. Действительно, полагаем, что этот вопрос является дискуссионным и при этом актуальным.

Считаем, законодателю, необходимо обратить внимание на данный вопрос. Предлагаем в ст. 61ГПК РФ внести пояснения от том, что по усмотрению суда считать преюдициальным вступившее в законную силу решение иностранного суда, в котором участвовали те же лица, по гражданскому и арбитражному делу, а также приговор по уголовному делу для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом, за исключением случаев, указанных в статье 412 ГПК РФ.

Рассмотрим еще один проблемный вопрос. Так, например, в случаях, когда практика применения той или иной нормы в связи с принятием постановления Конституционного Суда, изменилась и сложилась ситуация, когда преюдиция может противоречить позиции Конституционного Суда (если какая-то норма закона признана не соответствующей Конституции), а значит — и норме материального права.

Также на практике встречаются дела, когда изменилось не применение нормы, а сама норма, которая регулировала отношения, входящие в предмет рассмотрения суда. Действующее законодательство не дает пояснений как в данном случае нужно поступить суду, чтобы, во-первых, не нарушить правило о преюдиции, а во-вторых, чтобы решение было принято в соответствии с нормами материального права, действующего на момент рассмотрения данного дела.

Становится очевидным, что есть необходимость ограничить преюдицию судебным усмотрением. Важно отметить, что подобное ограничение не должно умалять значение преюдиции, исключать из законодательства нормы о преюдиции. Решения, в которых содержится переоценка установленных судом фактов, должны носить, подчеркнем, исключительный характер, быть обусловленными, например, изменением законодательства.

В таком случае противоречий между изначальным и последующим решениями не будет поскольку, в новом деле, исходя из объективно сложившейся ситуации суд использует установленные обстоятельства, а не их связь с нормой права, которая изменена или которой не существует. Предлагаем дополнить ст. 61 ГПК РФ следующим образом: «В исключительных случаях, по усмотрению суда, допускается ограничение преюдиции».

Таким образом, можно сделать вывод, что в институте преюдиции много проблемных и дискуссионных вопросов, которые нуждаются в разрешении, а также есть необходимость в изменении и дополнении гражданского процессуального законодательства.

Будьте всегда
в Настроении

От Masterweb

Термин «преюдициальное значение» имеет отношение к таким видам судопроизводства, как административное, арбитражное, гражданское и уголовное. Он касается обстоятельств, которые раньше были установлены судом, решение которого вступило в законную силу. Они не должны подвергаться дополнительной проверке. Подробная информация, касающаяся понятия «преюдициальное значение», будет изложена в статье.

Читайте так же:  Торговля розничная мебелью в специализированных магазинах в 2020 году

В уголовном процессе

В этом виде процессов преюдициальное значение решения суда (приговора) трактуется следующим образом. В ст. 90 УПК РФ сказано, что те обстоятельства, которые в нем установлены, должны быть признаны такими процессуальными фигурами, как судья, прокурор, следователь, дознаватель без проведения ими дополнительной проверки.

Но при этом имеющимся приговором или решением не может предрешаться виновность лиц, которые не были участниками уголовного дела. Нужно отметить, что речь идет о решении, имеющем законную силу, и о таких видах процесса, как административный, гражданский, арбитражный и уголовный.

Однако нужно обратить внимание на то, что если обстоятельства, установленные решением предыдущего суда, вызывают сомнение органа, который разбирается в деле, то они теряют свою преюдициальную силу.

В арбитражном процессе

Что касается данного вида процесса, то и в нем предыдущее решение суда имеет преюдициальное значение. В ст. 69 АПК указаны основания, при которых происходит освобождение от доказывания.

Те обстоятельства, что установлены судебном актом, принятым арбитражным судом, который вступил в силу по делу, уже рассматривавшемуся ранее, не подлежат повторному доказыванию. Это относится к рассмотрению в арбитраже другого дела, где участниками являются те же самые лица.

Для арбитражного суда обязательным является решение, принятое в суде общей юрисдикции, разрешавшем гражданское дело. Это положение справедливо для случаев, когда в арбитраже слушается дело, в котором затрагиваются вопросы, связанные с обстоятельствами, установленными в суде общей юрисдикции. Эти обстоятельства должны иметь отношение к лицам, которые участвуют в деле.

Если имеется приговор суда, принятый по уголовному делу, то он также будет обязательным для арбитражного суда. Это действует в части указания в решении того, были ли произведены определенные действия и совершило ли их определенное лицо.

Преюдициальное значение в гражданском процессе

Здесь основаниями для освобождения от доказывания, изложенными в ст. 61 ГПК, являются следующие:

  • Обязательными для суда являются те обстоятельства, что установлены по делу, рассмотренному раньше. Они не доказываются снова и не оспариваются, когда рассматривается другое дело с участием тех же лиц.
  • Когда рассматривается гражданское дело, то не доказываются и не оспариваются обстоятельства, подтвержденные решением арбитражного суда, лицами, участвовавшими в арбитражном процессе.
  • Если судом рассматривается дело, касающееся гражданско-правовых последствий тех действий, что были совершены лицом, относительно которого вынесен судебный приговор по уголовному делу, то для гражданского суда этот приговор обязателен. Это касается той его части, что посвящена вопросам о факте совершения действий и о совершении их конкретным лицом.

Разрешение противоречий

Положение о том, что предыдущие судебные решения имеют преюдициальное значение, направлено на то, чтобы исключить противоречия, возникающие между актами правосудия. Оно согласуется с экономией сил и средств, затрачиваемых органами расследования и судами, укрепляет принцип законности, присущий судопроизводству.

Однако на практике не исключены противоречия, вероятные между преюдициальным значением обстоятельств, которые установлены по одному делу, и внутренними убеждениями, возникающими у прокурора, следователя, дознавателя по поводу указанных обстоятельств, когда они расследуют другое уголовное дело.

Эти противоречия по закону должны быть разрешены в пользу преюдиции. Но только в том случае, если они не имеют отношения к лицам, которые раньше не участвовали в разбираемом уголовном деле.

Иными словами, прокурор, следователь или же дознаватель при расследовании другого уголовного дела не имеет права на вынесение решения, соответствующего его внутреннему убеждению. Они не должны делать этого до того момента, пока не будет отменен приговор, который имеет преюдициальное значение, даже если он с точки зрения указанных процессуальных фигур является неправильным.

На судей не распространяется

При этом нужно обратить особое внимание на следующее. Все сказанное о противоречиях между обстоятельствами, подтвержденными судебным решением и внутренним убеждением по поводу его правильности, не касается судей.

Если указанные обстоятельства вызывают сомнения у того суда, который в данный момент рассматривает уголовное дело, то он имеет право сделать другие выводы по ним. Этот вариант будет законным, если такие выводы получены как результат оценки всей совокупности собранных, исследованных и проверенных им доказательств.

Также предыдущий приговор может утратить преюдициальное значение. Это происходит в том случае, если происходит его пересмотр по обстоятельствам, которые относятся к вновь открывшимся.

Приведем примеры преюдициального значения решений в трех видах процессов.

Примеры в гражданском процессе

В рамках гражданского процесса существуют следующие примеры:

  1. В первом процессе судом определен порядок, в соответствии с которым необходимо пользоваться жилым помещением. Во втором – принято решение о разделении коммунальных платежей пропорционально тому, как разделена жилплощадь в первом решении.
  2. В первом процессе судья определил место жительство сына вместе с отцом. Во втором процессе присуждено взыскание алиментных сумм с матери.

Примеры преюдиции в арбитраже

Этот вид преюдиции имеет большое сходство с таковой в гражданских делах. Приведем также два примера:

  1. В первом процессе произведено взыскание долга. Во втором – принято решение о том, чтобы взыскать неустойку, полагающуюся за просрочку отдачи долга в соответствии с условиями договора.
  2. Первый процесс установил право собственности истца на недвижимое имущество. По итогам второго процесса было принято решение о выселении арендаторов, которые занимали указанную недвижимость без наличия законных оснований.

Примеры в рамках уголовных дел

Здесь можно привести следующие примеры преюдициального значения установленных другим судом обстоятельств:

  1. Процесс первый – дело о хищении имущества. Процесс второй – дело о легализации, то есть отмывании денег или другого имущества, которое приобретено лицом в результате совершения преступных действий.
  2. В первом процессе доказана растрата денежных средств, принадлежащих предприятию. Во втором рассмотрены неправомерные действия, допущенные при банкротстве организации.

Примеры в разных процессах

Рассмотрим, как фигурирует преюдиция в разных видах процессов:

  1. Первый процесс – это процесс уголовный, в котором вынесен приговор, установивший факт злостного уклонения от алиментных выплат. А второй процесс – гражданский, закончившийся лишением родительских прав за деяние, доказанное предыдущим судом.
  2. Первое дело – о мошенничестве – рассматривается в уголовном процессе. А второй процесс является арбитражным, в нем идет речь о признании недействительности сделки.

Синхронизация законодательства

Завершая рассмотрение вопроса о преюдициальном значении решений суда, нужно отметить, что в последнее время все три процессуальных закона (гражданский, арбитражный, уголовный) приведены друг с другом в соответствие. То есть те судебные акты, что принимаются в рамках каждого из них, имеют друг для друга равное значение, в том числе и касательно преюдиции.

Видео (кликните для воспроизведения).

До этого приговоры по уголовным делам считались более важными, чем по делам гражданским и арбитражным. Иными словами, приговор уголовный был преюдициальным для решений, принимаемых гражданским судом, тогда как обратная схема не действовала.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here