Признание договора поручительства недействительным судебная практика в 2020 году

Самая важная информация по теме: "Признание договора поручительства недействительным судебная практика в 2020 году" с выводами от профессионалов. В случае возникновения вопросов и при необходимости актуализации данных вы можете обратиться к дежурному юристу.

Верховный суд не даст поручителям «стряхнуть» обеспечение кредита

После банкротства компании-заемщика банк в суде потребовал долг с поручителей-физлиц, а те заявили встречные требования о признании договоров поручительства мнимыми сделками. Суд первой инстанции удовлетворил иск банка, но апелляция это решение отменила, сославшись на норму о добросовестности. Верховный суд разобрался, можно ли признать соглашения граждан с банком в этой ситуации мнимыми сделками.

ЗАО «Рождественское поле» с апреля 2010 года по май 2013-го взяло несколько кредитов в Россельхозбанке, за возврат которых поручились, помимо компаний, физические лица – Елена Манькова, Игорь Федоренко и Екатерина Петрова* (суммы кредитов из судебных актов вымараны), а в конце 2013 года компанию признали банкротом (дело № А08-5055/2013).

Кредиты она не вернула, и в начале 2014 года банк направил поручителям-физлицам требования вернуть долг до 27 января 2014 года. Но ответов не последовало, и РСХБ обратился за долгом в суд. Поручители, в свою очередь, предъявили встречные иски, в которых потребовали признать договоры мнимыми. По их словам, банк не проверял, могут ли они отвечать по кредитам, а поручительство они давали лишь для вида. На самом деле, ни во время заключения договоров, ни сейчас у них нет доходов или имущества для того, чтобы гасить кредиты, утверждали ответчики.

М-864/2014) 22 апреля 2014 года иск Банка удовлетворила, а по встречным требованиям поручителям отказала. Доводы о мнимости поручительств ее не убедили.

Банк не проверил поручителей – значит, сделка мнимая

Граждане обратились с жалобой на решение первой инстанции в Белгородский областной суд (№ 33-3874/2014) и нашли там понимание. Тройка судей в составе Аллы Кущевой, Лидии Лящовской и председательствующей Веры Мотлоховой применила универсальную норму о добросовестности (ст. 10 ГК). Коллегия сочла, что банк действовал недобросовестно, поскольку не проверил, каково финансовое состояние поручителей и способны ли они гасить кредит.

Как пояснил Белгородский областной суд, мнимость сделки обусловлена тем, как к ней относятся стороны, а не их дальнейшими действиями. Спорные договоры поручительства были заведомо неисполнимы, о чем банк знал, а значит, стороны не стремились к реальным правоотношениям.

Также судьи сослались на п. 4 письма Центрального Банка от 05 октября 1998 года № 273-Т «Методические рекомендации к Положению Банка России «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)». В письме указано, что перед заключением сделки банк обязан проверить ее действительность и исполнимость. Облсуд уличил РСХБ в неисполнении этого указания. В суде юрист банка возражал, что правила не обязательны для исполнения, ведь они не являются нормативным актом и носят лишь рекомендательный характер. Но судьи пояснили, что цель издания методических рекомендаций – предотвратить неблагоприятные последствия для банка.

В итоге Белгородский областной суд банку отказал. Президиум Белгородского областного суда 7 мая 2015 года отменил решение апелляции и направил дело на новое рассмотрение в ином составе судей, но и они удовлетворили требования поручителей (№ 33-2569/2015).

Поручитель действует на свой страх и риск

ООО «Холдинговая Компания «Белая птица», которое получило право требования, обратилось в Верховный суд, чтобы отменить определение облсуда и оставить в силе решение первой инстанции. Кассационную жалобу Общества ВС принял только со второго раза, но, разобравшись в деле, нашел основания удовлетворить требования кредитора.

В своем определении (№ 57-КГ15-14) тройка судей под председательством Сергея Асташова разъяснила: необходимо определить, собирались ли стороны исполнить сделку, а платежеспособность поручителей не так уж и важна. Пусть они не в состоянии исполнить договор, когда его заключили – в будущем они могут получить возможность исполнить требования кредитора.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не дал должной правовой оценки тому обстоятельству, что банк заключил допсоглашения с поручителем Маньковой, которые уточняли порядок погашения долга. Это показывает, что банк после банкротства заемщика пытался договориться с поручителями о возврате кредита.

По мнению Верховного Суда, в апелляции не учли, что договор поручительства заключают на свой страх и риск. Эти риски должен оценивать и сам поручитель, когда подписывает соглашение, указал ВС.

Не основание недействительности, а риск

Позиция облсуда опасна для гражданского оборота, считает партнер «Интеллект-С» Александр Латыев: «Как, за счет чего должник исполнит обязательство – это только лишь экономический риск кредитора, но никак не критерий действительности его требований». Иной подход открывает путь для злоупотреблений в любых договорных отношениях, предупреждает Анастасия Савельева, партнер «Некторов, Савельев и партнеры»: «Получается, можно отказаться от выполнения подрядных работ в связи с тем, что контрагент не проверил компетенцию сотрудников подрядчика, от оплаты услуг, потому что не была проверена платежеспособность и так далее».

О том, как себя ведут банковские заемщики, рассказывает Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП:

Проблема «стряхивания» обеспечения есть давно, особенно в заемных отношениях. Банковские должники очень часто стараются признать обеспечение недействительным или прекратившимся. При первом приближении позиция апелляции выглядит обоснованной: если банк не проверил финансовые возможности поручителя, когда заключал с ним договор – значит, у банка не было намерения получить обеспечение. Но какую цель преследовал поручитель, предоставляя обеспечение при отсутствии возможности выполнить свои обязательства? Единственные верное решение – сохранить договор в силе, чтобы не давать поручителю необоснованную выгоду.

* Имена и фамилии физических лиц изменены редакцией.

Признание договора поручительства недействительным судебная практика в 2020 году

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Поручительство является одним из распространенных способов обеспечения кредитного договора, однако поручительством могут обеспечиваться не только денежные обязательства.

Читайте так же:  Отсрочка от армии кредит

Суть поручительства заключается в том, что кроме непосредственного должника возникает еще один должник — поручитель (должник и поручитель по общему правилу являются солидарными должниками). Из договора поручительства должно явно следовать, за исполнение какого основного обязательства дано поручительство, кому и за кого оно дано. В нем указываются существо, размер, срок исполнения основного обязательства, включая название сторон по основному обязательству, обеспечиваемому поручительством. При этом сторонами договора поручительства являются одна из сторон основного обязательства (кредитор) и поручитель, должник в этом договоре не участвует.

При применении норм о договоре поручительства необходимо учитывать разъяснения Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ, закрепленные при обобщении практики арбитражных судов по спорам, связанным с применением норм о договоре поручительства:

1. Исполнение обязательства поручителя по общему правилу в денежной форме не препятствует обеспечению поручительством обязательств по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг, воздержанию от совершения определенных действий и т.п., поскольку у кредитора по этим обязательствам при определенных обстоятельствах могут возникать денежные требования к должнику: о возмещении убытков, взыскании неустойки, возврате аванса и т.п. (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»);

3. Нормы параграфа 5 главы 23 ГК РФ не содержат перечня условий основного обязательства, которые должны быть указаны в договоре поручительства. Следовательно, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства (например, размер или срок исполнения обязательства, размер процентов по обязательству), но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсылка к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»);

4. Условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям статьи 190 ГК РФ (пункт 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.198 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве»);

5. При установлении в договоре поручительства условия о сроке, на который оно выдано, поручительство прекращается, если в течение этого срока кредитор не предъявил иска к поручителю (пункт 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве»);

6. В случае изменения основного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство (пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве»);

7. Предъявление кредитором иска к поручителю и должнику в связи с неисполнением последним основного обязательства в случаях, когда подлежат применению правила о солидарной ответственности, такая ответственность не может быть возложена только на поручителя. А поручитель, не исполнивший своего обязательства перед кредитором, несет перед кредитором самостоятельную ответственность только в случае установления такой ответственности в договоре поручительства (пункты 11, 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве»);

8. Исходя из пункта 2 статьи 363 ГК РФ, обязательство поручителя перед кредитором состоит в том, что он должен нести ответственность за должника в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Так, кредитор вправе требовать взыскания с поручителя процентов в связи с просрочкой исполнения обеспечиваемого денежного обязательства на основании статьи 395 ГК РФ до фактического погашения долга (пункты 17, 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.98 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства, а именно:

— признание договора незаключенным или недействительным;

— неисполнение обязанностей по договору поручительства;

— ненадлежащее исполнение обязанностей по договору поручительства;

— пропущен срок исполнения поручительства;

— споры о расторжении договора поручительства.

II. Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

1. Признание договора незаключенным или недействительным

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Признание договора поручительства недействительным судебная практика в 2020 году

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о недействительных сделках

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о недействительных сделках

Сделки, которые имеют определенный порок (несоответствие правовым актам содержания сделки, ненадлежащий субъектный состав, несоответствие воли и волеизъявления, ненадлежащая форма), в силу его наличия признаются недействительными. Гражданское законодательство предусматривает деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная — в силу предписаний закона, то есть независимо от факта судебного признания (пункт 1 статьи 166 Гражданского кодекса РФ).

Непосредственно соответствующими статьями параграфа 2 главы 9 ГК РФ установлены различные основания недействительности.

При применении норм о недействительности сделок необходимо учитывать разъяснения Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ, выработанные при обобщении практики арбитражных судов по спорам, связанным с применением норм о различных основаниях признания сделки недействительной:

1. Перечень обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет существенное значение и может являться основанием для признания сделки недействительной, содержащийся в статье 178 ГК РФ, носит примерный характер. В случае, когда заблуждение относительно личности другой стороны имеет существенное значение, оно может являться основанием для признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения. Между тем, заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием для признания ее недействительной по статье 178 ГК РФ (пункты 2, 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

Читайте так же:  Правительство иркутской области величина прожиточного минимума в 2020 году

2. Обман при совершении сделки (статья 179 ГК РФ) может выражаться в намеренном умолчании лица об обстоятельствах, о которых оно должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота; в совершении сделки под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны (органа юридического лица) с другой стороной (пункты 7, 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

3. При определении сферы применения статьи 169 ГК РФ судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 ГК РФ), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о недействительных сделках, а именно:

— недействительность сделок, заключенных ненадлежащей стороной;

— притворные или мнимые сделки;

— недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта;

— недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности;

— последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено;

— недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения;

— недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств;

— сроки исковой давности по недействительным сделкам.

II. Выводы судов по спорным вопросам недействительности сделок

1. Недействительность сделок, заключенных ненадлежащей стороной

1.1. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.01.2014 по делу N А19-6144/2013

Исковые требования:

Фирма «Фельдман & Штейнке ГмбХ» (цедент) обратилась в суд к ООО «Байкальская лиственница» (цессионарию) с требованием о признании недействительным договора уступки прав (требований), заключенного между сторонами, ссылаясь на совершение спорной сделки управляющим фирмы под влиянием угрозы со стороны третьих лиц и нахождения в состоянии временной недееспособности (статьи 177, 179 ГК РФ).

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Суд отклонил ссылки цедента на совершение им сделки в момент нахождения его управляющего в состоянии, когда он не был способен осознавать значение своих действий или руководить ими, то есть с пороком воли, поскольку такие доводы не нашли своего подтверждения в материалах дела, а основаны лишь на пояснениях цедента. Кроме того, каких-либо доказательств высказывания со стороны третьих лиц угрозы насилием в отношении управляющего, в частности, обращения в правоохранительные органы либо в консульство с соответствующим заявлением, цедент не назвал и не представил.

Таким образом, цедентом не представлены доказательства, бесспорно подтверждающие совокупность фактов, свидетельствующих о наличии реальной, серьезной, осуществимой и противозаконной угрозы управляющему со стороны третьих лиц, и неспособность последнего на момент заключения спорной сделки осознавать значение своих действий или руководить ими.

1.2. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2013 по делу N А64-205/2013

Исковые требования:

ОАО «Сбербанк России» (кредитор) обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ООО «Тамбовтехцентр» (должника, заемщика) задолженности по кредитным договорам, по судебным расходам за рассмотрение дела как обеспеченных залогом с возможной корректировкой в последующем в зависимости от фактической цены реализации заложенного имущества по договору ипотеки.

Конкурсный управляющий ООО «Тамбовтехцентр» Козлов Д.А. обратился в суд с заявлением о признании недействительными договора об ипотеке, договора поручительства, заключенных между ООО «Тамбовтехцентр» и ОАО «Сбербанк России».

Решение суда:

В удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «Тамбовтехцентр» Козлова Д.А. отказано. В реестр требований кредиторов ООО «Тамбовтехцентр» включено требование ОАО «Сбербанк России» в полном объеме.

Позиция суда:

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника о признании недействительными договора об ипотеке, договора поручительства заключенных между ООО «Тамбовтехцентр» (заемщиком, должником) и ОАО «Сбербанк России» (кредитором), суд исходил из отсутствия достаточных доказательств, подтверждающих, что ООО «Тамбовтехцентр» на момент совершения оспариваемых сделок обладало признаками неплатежеспособности или недостаточности имущества, а также доказательств, подтверждающих, что кредитор как другая сторона сделки знал или должен была знать о цели причинения имущественного вреда кредиторам должника.

Кроме того, вопреки позиции конкурсного управляющего, сославшегося на пункты 1 и 3 статьи 177 ГК РФ, представившего в обоснование указанного довода заключение судебно-психиатрического эксперта в отношении председателя собрания должника и сделавшего вывод о том, что последний не мог адекватно оценивать юридическую сторону своих действий, прогнозировать последствия и был лишен способности понимать значение своих действий и руководить ими при совершении сделок в указанный период, суд, обратил внимание на то, что оспариваемые договоры со стороны ООО «Тамбовтехцентр» подписаны другим лицом (генеральным директором), а мировое соглашение, утвержденное определением арбитражного суда, по которому ООО «Тамбовтехцентр» признало задолженность перед кредитором по оспариваемым договорам поручительства и ипотеки, подписан после периода, в котором проводилась судебно-психиатрическая экспертиза, в связи с чем отсутствуют основания для признания оспариваемых договоров недействительными по основанию, предусмотренному статьей 177 ГК РФ.

Читайте так же:  Получение справки о доходах в налоговой

1.3. Постановление ФАС Московского округа от 19.05.2014 N Ф05-3955/12 по делу N А40-64149/11

Исковые требования:

2. Притворные или мнимые сделки

2.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.09.2014 по делу N А79-9743/2013

Исковые требования:

ОАО АКБ «ЧУВАШКРЕДИТПРОМБАНК» (кредитор) обратилось в суд к ООО «Сервисторг» (заказчику, комитенту), ОАО «Молочный завод «Цивильский» (исполнителю, комиссионеру, должнику) с требованием о признании недействительными (ничтожными) заключенных между ответчиками договора на выполнение работ по переработке давальческого сырья и договора комиссии.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Позиция суда:

Установив, что накладные, оформленные ответчиками на передачу молочной продукции от ОАО «Молочный завод «Цивильский» (исполнителя) ООО «Сервисторг» (заказчику) по договору на переработку давальческого сырья, и накладные, оформленные на передачу этой же молочной продукции от ООО «Сервисторг» (комитента) ОАО «Молочный завод Цивильский» (комиссионеру) по договору комиссии, не подтверждают фактическое исполнение этих договоров, так как в отсутствие сырья молочная продукция в рамках договора на переработку давальческого сырья не могла быть изготовлена и, соответственно, не могла быть впоследствии передана для реализации в рамках договора комиссии, суд пришел к выводу, что спорные договоры были заключены без цели их реального выполнения, носят формальный характер, сделки совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия и являются недействительными в соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ.

Таким образом, сделки по передаче имущества в хозяйственное ведение предприятия и его отчуждению индивидуальному предпринимателю носят притворный характер и прикрывают собой сделку по отчуждению муниципального имущества (земельного участка) в собственность предпринимателя в нарушение требований действующего законодательства.

Видео (кликните для воспроизведения).

2.3. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.10.2014 N Ф05-11982/2014 по делу N А40-3520/14-26-24

Исковые требования:

ОАО «Фирма «Энергозащита» (субподрядчик) обратилось в суд к ФГУП «Главное управление инженерных работ N 2 при Федеральном агентстве специального строительства» (генеральному подрядчику) с требованиями о признании недействительным пункта договора субподряда и применении последствий недействительности сделки путем обязания ответчика возвратить все удержанное по названному пункту договора.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Решение суда о признании договора поручительства недействительным № 2-3778/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Центральный районный суд г. Волгограда в составе:

председательствующего судьи Галаховой И.В.

при секретаре Толмачевой А.В.

с участием: представителя ответчика Васильевой О.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 29 мая 2017 года в городе Волгограде гражданское дело по иску Медведева В. В. к ПАО Сбербанк России в лице Волгоградского отделения №8621 о признании договора поручительства недействительным

Истец Медведев В.В. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, о причинах неявки суд не уведомил.

Представитель ответчика Васильева О.А. в судебном заседании исковые требования не признала, поскольку заключенный договор не является договором присоединения. Доказательств, что договор заключен под влиянием заблуждения, либо он является кабальной сделкой не представлено. Кроме того, истцом пропущен срок исковой давности. Просит в иске отказать.

Представитель третьего лица ООО «Бастион» в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, о причинах неявки суд не уведомил.

Суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца, представителя третьего лица в соответствии с частью 3 статьи 167 ГПК РФ.

Суд, выслушав представителя ответчика, исследовав доказательства по делу, не находит оснований для удовлетворения исковых требований.

Согласно ст. 361 ГК РФ, По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

Статьей 421 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В судебном заседании установлено, что 10.06.2014г. между ПАО Сбербанк России и ООО «Бастион» был заключен кредитный договор №ЛБ8621/0343-304 о предоставлении кредита в размере 3 000 000 рублей.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор поручительства №ЛБ8621/0343-304/1 от 11.06.2014г. с Медведевым В.В.

В соответствии с п. 1 договора поручительства, поручитель обязался отвечать перед Банком за исполнение заемщиком ООО «Бастион» всех обязательств по кредитному договору, включая погашение основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ссылки истца Медведева В.В. в иске на то обстоятельство, что договор поручительства был заключен по утвержденной банком типовой форме, в связи с чем, является договором присоединения, на содержание которого он не мог повлиять, то есть условия договора ему навязаны, несостоятельны в силу следующего.

Так, согласно ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения, хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств, либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Условия договора присоединения должны быть определены одной из сторон в ее формулярах или иных стандартных формах. Причем к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены типовые образцы текстов договоров. В этих случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по отдельным пунктам или по всему тексту договора в целом, а потому условия договора будут определяться в обычном порядке, то есть по соглашению сторон.

Читайте так же:  Ходатайство о продлении срока административного расследования образец в 2020 году

Изложенное подтверждается содержанием ст. ст. 421 и 432 ГК РФ, в силу которых граждане и юридические лица свободны в заключение договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Таким образом, при заключении договора поручительства, в котором кредитором и поручителем были оговорены все существенные его условия, Медведев В.В. имел возможность заявить о несогласии с его условиями, а также согласовать с кредитором условия договора поручительства по своему усмотрению. Однако истцом этого сделано не было. Напротив, подписав оспариваемый договор в предложенном варианте, Медведев В.В. согласился с содержащимися в нем условиями. Стороны в договоре поручительства от 11 июня 2014 года совместно определили порядок предоставления, размер и условия возврата заемных средств, размер процентов за пользование кредитом, сроки поручительства, ответственность сторон, а подписание истцом договора с третейской оговоркой, свидетельствует о согласовании и принятии им данного условия.

Исходя из конкретных условий договора поручительства, а также условий кредитного договора в их взаимосвязи, суд приходит к выводу, что оспариваемый договор поручительства не является договором присоединения применительно к рассматриваемым правоотношениям и требованиям ст. 428 ГК РФ.

Доводы истца о том, что договор поручительства подписан им под влиянием заблуждения и является кабальной сделкой, не подтверждаются надлежащими доказательствами.

Согласно статье 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Юридический состав кабальной сделки включает в себя следующие факты (обстоятельства): 1) стечение тяжелых обстоятельств у потерпевшего; 2) явно невыгодные для потерпевшего условия совершения сделки; 3) причинная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением им сделки на крайне невыгодных для него условиях; 4) осведомленность другой стороны о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде.

При этом к категории тяжелых обстоятельств, стечение которых является одним из оснований для признания сделки кабальной, относятся те обстоятельства, которые сторона не могла преодолеть иным способом, кроме как заключением оспариваемой сделки. Если имелись иные способы преодоления тяжелых обстоятельств, а сторона ими не воспользовалась, то сделка не может быть признана недействительной как кабальная.

Заинтересованное лицо по правилам статьи 56 ГПК РФ должно доказать наличие в совокупности всех вышеперечисленных условий. Недоказанность хотя бы одного из названных условий не позволяет квалифицировать оспариваемую сделку в качестве кабальной.

Согласно ч. 1 ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При этом условия признания недействительной сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения, имеют субъективный, оценочный характер и оцениваются судом, в совокупности представленных по делу доказательств.

В силу закона указанная сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основанию ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

Доказательств заключения договора под влиянием заблуждения также суду не предоставлено.

В соответствии с п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Поскольку договор поручительства заключен 11.06.2014г., а в суд истец обратился 28.04.2017г., суд принимает заявление ответчика о пропуске срока исковой давности и применяет последствия такого пропуска.

Таким образом, в удовлетворении исковых требований следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 196 — 198 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Медведева В. В. к ПАО Сбербанк России в лице Волгоградского отделения №8621 о признании договора поручительства недействительным – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Волгоградский областной суд через Центральный районный суд г. Волгограда в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Истец Чижиков С.С. обратился в суд с исковым заявлением к ПАО «Сбербанк России», Водолазко И. Н. о признании договора об уступке прав требования недействительным. Просит суд о признании договора уступки прав (требований) №. от дд.мм.гггг междуПА.

Истец Комова В.Н. обратилась с иском к Сингур Ю.А. о взыскании неосновательного обогащения. Свои требования мотивирует тем, что платежным поручением от 12.10.2015г. №. истец Комова В.Н. перечислила со своего счета №. открытого в Волгоградско.

Решение о признании недействительным договора поручительства по кредиту

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Таганский районный суд г. Москвы, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Иртеньева С.И. к Открытому акционерному обществу «НОМОС-БАНК» о признании договора поручительства недействительным,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ответчику Открытому акционерному обществу «НОМОС-БАНК» о признании договора поручительства недействительным, ссылаясь на то, что между ОАО «НОМОС-БАНК» и Иртеньевым В.И. было заключено соглашение о кредитовании в форме овердрафта с лимитом в сумме 20000000 руб. Как стало известно истцу, в целях обеспечения исполнения обязательств заемщика по указанному кредитному соглашению между Банком и Иртеньевым С.И. был якобы подписан договор поручительства физического лица, а также дополнительное соглашение к нему, в которых в качестве кредитора указан Банк, а в качестве поручителя – Иртеньев С.И. Однако Иртеньев С.И. ни договор поручительства, ни дополнительное к нему соглашение не подписывал, и подписи в них не являются подписями, выполненными Иртеньевым В.И., то есть договор поручительства и дополнительное соглашение от имени поручителя подписаны неизвестным лицом, в связи с чем истец просит суд признать договор поручительства физического лица и дополнительное соглашение к нему недействительными.

Читайте так же:  Прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования в 2020 году

В настоящее судебное заседание истец не явился, обеспечил явку своего представителя.

Представитель ответчика ОАО «НОМОС-БАНК» по доверенности явился, исковые требования не признал, считал, что истцом был пропущен срок исковой давности.

Третье лицо ООО «Автотех» в судебное заседание не явилось, о дне слушания дела извещено.

Суд, исследовав письменные материалы дела, находит иск подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Судом установлено, что между ООО «Номос-Банк» и ООО «Автотех» (Заемщик) было заключено соглашение о кредитовании в форме овердрафта, в соответствии с которым Заемщику был предоставлен овердрафт с лимитом 20000000 руб.

Судом также установлено, что в целях обеспечения исполнения Заемщиком обязательств по соглашению о кредитовании в форме овердрафта между Банком и Иртеньевым С.И. был заключен Договор поручительства и дополнительное соглашение к нему.

Заочным решением Таганского районного суда г. Москвы было постановлено: взыскать с Иртеньева С. И. в пользу ОАО «Номос-Банк» в счет задолженности за просрочку исполнения обязательств 1500000 руб., а также государственную пошлину.

Данные обстоятельства не вызывают у суда сомнений, поскольку они объективно подтверждаются материалами дела, сторонами не опровергнуты.

В настоящее время истец просит признать договор поручительства и дополнительное соглашение к нему недействительными, ссылаясь на то, что он их не подписывал, намерений его заключать не изъявлял.

Определением суда в компетентный суд г. Нижний Новгород было направлено судебное поручение о допросе истца и об отборе образцов его подписи для дальнейшего производства экспертизы.

Определением суда по настоящему гражданскому делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза, на разрешение которой был поставлен вопрос «Кем Иртеньевым С. И. или другим лицом выполнена подпись от имени Иртеньева С. И. на каждом листе в договоре поручительства и дополнительном соглашении к договору поручительства».

Согласно заключению эксперта, подписи от имени Иртеньева С.И., расположенные в договоре поручительства, выполнены самим Иртеньевым С.И., образцы подписей которого представлены для сравнения.

Подписи от имени Иртеньева С.И., расположенные в дополнительном соглашении к договору поручительства, выполнены не Иртеньевым С.И., образцы подписей которого представлены для сравнения, а другим лицом с подражанием подлинным подписям Иртеньева С.И.

Суд доверяет заключению эксперта, поскольку оно логично, последовательно, непротиворечиво, согласуется с иными доказательствами по делу, собранными в ходе судебного разбирательства, выводы эксперта сторонами опровергнуты не были. Оснований не доверять данному заключению у суда не имеются. Кроме того, суд учитывает, что эксперт был предупрежден по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

В соответствии со ст.168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Таким образом, поскольку в ходе судебного разбирательство было установлено, что договор поручительства был подписан Иртеньевым С.И., а, следовательно оснований для признания его недействительным у суда не имеется.

При этом в ходе судебного разбирательства было установлено, что дополнительное соглашение к договору поручительства было заключено не Иртеньевым С.И., а другим лицом, сам Иртеньев С.И. его не подписывал, наличия у Иртеньева С.И. намерения заключить спорное дополнительное соглашение и волеизъявления этого лица на совершение спорной сделки судом не установлено, в связи с чем, суд признает дополнительное соглашение к договору поручительства недействительным.

Явившийся в судебное заседание представитель ответчика по доверенности заявил о пропуске исковой давности истцом по заявленным требованиям о признании договора поручительства и дополнительного соглашения к нему недействительным.

В соответствии со ст.199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Последствия несоответствия условий договора требованиям закона урегулированы ст.168 ГК РФ, которая предусматривает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу п.1 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Как было установлено выше, между Банком и Иртеньевым С.И. был заключен договор поручительства и дополнительное соглашение к нему. Иртеньев С.И. обратился в суд с исковыми требованиями в пределах трехгодичного срока исковой давности.

Таким образом, поскольку оспариваемое дополнительное соглашение к договору поручительства было заключено не Иртеньевым С.И., а другим лицом, сам Иртеньев С.И. его не подписывал, наличия у Иртеньева С.И. намерения заключить спорный договор и волеизъявления этого лица на совершение спорной сделки судом не установлено, суд признает дополнительное соглашение к договору поручительства недействительным.

На основании изложенного ст. ст. 166, 168 ГК РФ, и руководствуясь ст. ст. 56, 98, 194-199 ГПК РФ суд,

РЕШИЛ:

Признать дополнительное соглашение к договору поручительства недействительным.

Видео (кликните для воспроизведения).

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

Признание договора поручительства недействительным судебная практика в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here