Взыскание неустойки злоупотребление правом

Самая важная информация по теме: "Взыскание неустойки злоупотребление правом" с выводами от профессионалов. В случае возникновения вопросов и при необходимости актуализации данных вы можете обратиться к дежурному юристу.

Взыскание неустойки злоупотребление правом

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 3 декабря 2014 г. N Ф09-7898/14 по делу N А76-3103/2014 (ключевые темы: срок поставки — взыскание неустойки — злоупотребление правом — поставка товара — стоимость товара)

Екатеринбург
03 декабря 2014 г. Дело N А76-3103/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 01 декабря 2014 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 03 декабря 2014 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кравцовой Е. А.,

судей Гусева О. Г., Лимонова И. В.

при ведении протокола помощником судьи Лепинских Н.С., рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Челябинской области кассационную жалобу Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (далее — истец, учреждение) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.06.2014 по делу N А76-3103/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2014 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании путем использования систем видеоконференцсвязи, организованной Арбитражным судом Челябинской области, приняли участие представители:

учреждения — Елистратова О.В.(доверенность от 23.12.2013 N 75);

Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» в лице филиала-Управления федеральной почтовой связи Челябинской области (далее — ответчик, предприятие) — Ветрова А.А. (доверенность от 21.02.2014 N 21 Ю-О).

Учреждение обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к почте России о взыскании неустойки в сумме 561 978 руб. 76 коп.

Решением суда от 17.06.2014 (судья Конкин М.В.) в иске отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2014 (судьи Плаксина Н.Г., Деева Г.А., Мальцева Т.В.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просит указанные судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении требований, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и неправильное применение судами п.8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах», нарушение условий ч.10,11 ст.9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон N 94-ФЗ).

Учреждение считает незаконными выводы судов об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчика неустойки от стоимости недопоставленного товара и товара, поставленного с просрочкой.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Проверив законность судебных актов в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, по результатам аукциона в электронной форме N 180 (4/180-2012) 12.11.2012 между предприятием (поставщик) и учреждением (заказчик) заключен гражданско-правовой договор N 286/2012 (далее также — договор).

Согласно пункту 1.1 договора поставщик обязался передать заказчику в собственность периодические и справочные издания по списку согласно Приложению N 1 (л.д. 20-27), а заказчик обязался обеспечить оплату своевременно поставленного товара надлежащего качества.

Сроки поставки периодических и справочных изданий сторонами согласованы в пункте 1.3 договора.

Общая стоимость товара по договору составила 620 971 руб. (пункт 3.3 договора).

В пункте 4.1 договора его стороны согласовали условие о том, что в случае несвоевременной поставки товара, а также недопоставки и (или) поставки дефектного товара без своевременной его замены поставщик уплачивает заказчику штрафную неустойку в размере 0,5% от стоимости всего товара по договору за каждый день просрочки, но в любом случае не менее одной трёхсотой ставки рефинансирования.

В связи с тем, что ряд печатных изданий ответчик не поставил либо поставил с нарушением согласованного срока, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неустойки в сумме 561 978 руб. 76 коп., расчет которой произведен исходя из общей стоимости товара по договору.

При рассмотрении настоящего спора суды обеих инстанций пришли к правильному и обоснованному выводу о том, что установленный в договоре порядок расчета неустойки вне зависимости от размера нарушенного обязательства (от стоимости всего товара по договору) не соответствует принципам гражданского законодательства и Федеральному закону N 94-ФЗ. При наличии в договоре промежуточных сроков поставки периодических изданий применение мер ответственности без учета исполнения поставщиком своих обязательств по договору противоречит ст. 330 Кодекса.

Доводы истца о том, что ответчик добровольно участвовал в аукционе и, подписав договор, тем самым согласился с размером неустойки и содержанием пункта 4.2 договора, правомерно отклонены судом апелляционной инстанции со ссылкой на наличие в Федеральном законе N 94-ФЗ норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

Соответствующая правовая позиция отражена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2014 N 5467/14.

Что же касается выводов судов об отсутствии оснований для взыскания неустойки в части недопоставленного товара и товара, поставленного с нарушением срока, то они являются ошибочными.

Возражая против исковых требований, ответчик ссылался на то обстоятельство, что просрочка исполнения предприятием обязательств по договору поставки периодических и справочных изданий произошла по вине издательств, которые задержали выход печатной продукции.

Признавая данные возражения обоснованными, суд апелляционной инстанции также отметил, что установление в договоре (п. 4.1) условия об ответственности поставщика вне зависимости от его вины является злоупотреблением правом со стороны истца.

Между тем судом не учтено следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 401 Кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее либо ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов со стороны должника.

Читайте так же:  Когда придут алименты после подачи заявления

Таким образом, вышеуказанные положения п. 4.1 договора соответствуют закону и не могут расцениваться как злоупотребление правом, а нарушение обязательств издательствами как контрагентами ответчика-должника не освобождает последнего от ответственности за нарушение условий договора о сроках поставки.

Учитывая, что неприменение судом в рассматриваемом споре положений ч. 3 ст.401 Кодекса привело к принятию неправильных судебных актов, они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, при котором суду надлежит рассмотреть спор в соответствии с действующим законодательством.

Руководствуясь ст. 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.06.2014 по делу N А76-3103/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2014 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Челябинской области.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Е.А.Кравцова
Судьи О.Г.Гусев
И.В.Лимонов

Обзор документа

Истец просил взыскать с поставщика неустойку в связи с недопоставкой и нарушением сроков поставки товара. Она была рассчитана исходя из общей стоимости товара по договору.

В иске было отказано. Но кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение, отметив следующее.

Суды сделали правильный вывод о том, что установленный в договоре порядок расчета неустойки вне зависимости от размера нарушенного обязательства (от стоимости всего товара по договору) не соответствует принципам гражданского законодательства. При наличии в договоре промежуточных сроков поставки применение мер ответственности без учета исполненных поставщиком обязательств противоречит ГК РФ.

В то же время выводы судов об отсутствии оснований для взыскания неустойки в части недопоставленного товара и товара, поставленного с нарушением срока, ошибочны.

Поставщик указал, что просрочка произошла по вине его контрагентов. Апелляционная инстанция признала данное возражение обоснованным. Она также отметила, что установление в договоре условия об ответственности поставщика вне зависимости от его вины является злоупотреблением правом.

Между тем в соответствии с ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее либо ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относится, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника.

Таким образом, спорное условие договора соответствует закону и не может расцениваться как злоупотребление правом. А нарушение обязательств контрагентами ответчика не освобождает его от ответственности за нарушение сроков поставки.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/38511853/

Снижение неустойки при неравной ответственности

Практика снижения неустойки на основании несопоставимости указанных в договорах мер ответственности сторон получает дальнейшее развитие, но не отличается единообразием. Попробуем разобраться в имеющихся подходах снижения неустойки по рассматриваемому основанию в том числе в отношении организаций, на которые прямо не распространяется Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ.

Баланс интересов

Положение о сопоставимости мер ответственности при рассмотрении вопроса о размере неустойки направлено на сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора, и воспринято судебной практикой как одно из оснований уменьшения неустойки.

Особое значение для формирования судебной практики имеет Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 12945/13, в котором указано, что в качестве обоснования снижения неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой. Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств, что корреспондирует с положениями ст. 124 Гражданского кодекса о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами.

В развитие данной позиции указывается, что, если по условиям контракта размер неустойки за неисполнение обязательств поставщика (исполнителя, подрядчика) значительно превышает размер неустойки за нарушение обязательств заказчиком, это позволяет ему извлечь необоснованное преимущество. Признается, что получение в рамках исполнения договора денежных средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия законодательства, регулирующего отношения в данной области, и может воспрепятствовать этим целям мероприятий, предусмотренных государственными программами.

Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении размера неустойки при несопоставимости мер ответственности предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю меры ответственности с учетом наличия слабой стороны, которая в силу особой заинтересованности в заключении договора, монополистического положения контрагента на рынке, отсутствия времени или других причин не имеет возможности оспорить включение в договор завышенных санкций 1 .

В литературе высказывается мнение, что принцип защиты слабой стороны находится в противоречии с принципами равенства сторон и свободой договора 2 . Однако можно говорить скорее о взаимодополняемости принципов, чем о противоречии. Принципы друг другу не противоречат, поскольку находятся в системе, содержание одного принципа перетекает в содержание другого, раскрывая разные грани одного и того же. При защите слабой стороны равноправие раскрывается в полной мере и позволяет не допустить злоупотребления в отношениях сторон и реализует требования ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Отсюда следует, что снижение неустойки при несопоставимости мер ответственности является следствием борьбы с субъективным произволом в договорных отношениях в социально значимой сфере.

Практика применения

Необходимость сбалансированности мер ответственности получает широкую поддержку в отношениях по государственным контрактам и социально значимым государственным программам, вытекающим из контрактной системы в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд, на которые распространялось действие Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Читайте так же:  Испытательный срок при работе по совместительству

Из Определения ВС РФ от 31.03.2016 по делу № 306-ЭС15-15659, А55-30563/2014 следует, что установление пунктом контракта пеней в размере большем, чем указано в Законе № 44-ФЗ и Постановлении Правительства РФ от 25.11.2013 № 1063, законодательству не противоречит и само по себе не может служить основанием для признания спорного условия договора недействительным по ст. 168 ГК РФ, вместе с тем неустойка может быть уменьшена при наличии оснований, предусмотренных ст. 333 ГК РФ.

Закон № 44-ФЗ является комплексным законодательным актом, содержащим нормы как публичного, так и частного права, и в основном состоит из норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

При этом в ст. 46 Закона № 44-ФЗ установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком. Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом. Включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает принцип юридического равенства и баланс частного и публичного интереса, то есть злоупотребляет своим правом.

Предполагается, что при заключении подобной сделки поставщик (исполнитель, подрядчик) не может в полной мере самостоятельно устанавливать свои права и обязанности в своей воле и интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ), заключение договора в части этого условия нельзя признать добровольным, то есть с предоставлением возможности свободно выбирать или изменять данные условия договора и противодействовать принуждению к заключению договора в части определения размера неустойки на крайне невыгодных для себя условиях, что не соответствует ст. 1 и 421 ГК РФ.

Необходимо обратить внимание, что п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» предусмотрено, что, в случае если будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом. К такой иной мере относится и применение ст. 333 ГК РФ.

Так, в Постановлении от 11.06.2015 № Ф04-19190/2015 по делу № А46-14739/2014 Арбитражный суд ЗСО отметил, что, проанализировав условия муниципального контракта в части ответственности подрядчика (пени в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки) и ответственности муниципального заказчика (1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от размера задолженности за каждый день просрочки), суд апелляционной инстанции правильно посчитал, что начисление подрядчику неустойки в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки ущемляет права общества и нарушает баланс интересов сторон.

Противоположный подход о том, что действующее гражданское законодательство, как и законодательство о закупках, не исходит из равенства ответственности сторон договора (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 № 19АП-3590/2016 по делу № А08-3046/2015), необоснованно сужает круг юридически значимых обстоятельств. При разрешении подобной категории споров надо признать и учитывать, что предоставление возможности сторонам договора извлекать в отношении друг друга неосновательное обогащение не является правом, охраняемым законом и подлежащим защите в соответствии с нормами действующего законодательства.

Особое юридическое нормирование неустойки предполагает выявление слабой стороны в правоотношениях и оснащение ее дополнительными правовыми возможностями.

Аналогия закона и статья 333 ГК РФ

Снижение неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договоре, основанном на принципе защиты слабой стороны, применяется и в отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ. Применение по аналогии положений, предусматривающих равную ответственность государственных и муниципальных заказчиков и исполнителей государственного заказа за просрочку исполнения обязательств, признается судами правомерным.

Видео (кликните для воспроизведения).

Из Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2016 по делу № А05-10038/2015 следует, что ОАО «Оборонэнерго» обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к ООО «Универсал-Энерго» о взыскании 279 538 руб. 83 коп., в том числе 179 631 руб. 49 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 07.08.2014 № 333-СЕВ-2014 за общий период с 28.08.2014 по 03.10.2014, 99 907 руб. 34 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 20.08.2014 № 361-СЕВ-2014 за общий период с 10.09.2014 по 21.10.2014 (с учетом уточнения требований, принятого судом).

Решением суда заявленные требования удовлетворены частично, в пользу ОАО «Оборонэнерго» взыскано 100 000 руб. неустойки, а в удовлетворении остальной части требований отказано.

ОАО «Оборонэнерго» обратилось с апелляционной жалобой, в которой указало, что судом первой инстанции при обосновании возможности снижения размера неустойки применен закон, не подлежащий применению, поскольку истец является коммерческой организацией, и его деятельность не регулируется Законом № 44-ФЗ. Ссылается на то, что ответчиком какие-либо доказательства несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства не представлены.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы, суд второй инстанции посчитал, что ссылка на положения указанного Закона № 44-ФЗ сделана в целях применения правовой позиции Президиума ВАС РФ о сопоставимости мер ответственности, изложенной в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/2013.

В соответствии с п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. ГК РФ не устанавливает какого-либо исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут быть приняты судом во внимание при оценке таких последствий.

Поскольку контрактом ответственность покупателя за невыполнение обязательств по оплате товара установлена в размере, определенном ст. 395 ГК РФ (п. 5.13 договоров), а ответственность поставщика за просрочку поставки товара – в размере 0,1% от стоимости недопоставленного товара за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости товара, и истцом не представлено доказательств того, что нарушение ответчиком обязательства повлекло для ОАО «Оборонэнерго» существенные негативные последствия, суд первой инстанции снизил размер начисленной неустойки до 100 000 руб.

Особенностью данного подхода является применение ст. 333 ГК РФ в связи с несопоставимостью мер ответственности.

Читайте так же:  Порядок взыскания алиментов индексация алиментов

Защита слабой стороны и злоупотребление правом

Несопоставимость мер ответственности при защите слабой стороны рассматривается и в качестве злоупотребления правом.

Постановлением СЗО от 12.05.2017 по делу № А05-8604/2016 подтверждена законность уменьшения неустойки в связи с нарушением установленным в договоре размером неустойки баланса интересов сторон, при этом ходатайство о снижении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ отклонено судом, так как несоразмерность взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательства не установлена.

Суд указал, что, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

Доводы о том, что к отношениям сторон не применяется Закон № 44-ФЗ, договор подряда не является муниципальным или государственным контрактом, признаны несостоятельными.

Установлено, что договор заключен по результатам конкурсных процедур, проведенных на основании ЖК РФ, Закона Архангельской области от 02.07.2013 № 701-41-ОЗ, а также постановлений правительства Архангельской области от 09.09.2014 № 356-пп и от 22.04.2014 № 159-пп.

Из обстоятельств дела следовало, что компания являлась слабой стороной договора, поскольку его проект был составлен фондом, установившим в нарушение положений ст. 124 ГК РФ несопоставимые меры ответственности заказчика и подрядчика. В связи с чем суды снизили размер ответственности подрядчика до размера ответственности, установленного договором для заказчика.

Суд обосновал выводы п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 и п. 4 ст. 1 ГК РФ: никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий.

Надо отметить, что оценка нарушения как злоупотребления правом имеет место в крайних случаях и во внимание принимается общественный (публичный) интерес, при этом формально могут отсутствовать императивные положения закона, запрещающие применять указанные условия.

С учетом отсутствия единообразных подходов у судов при уменьшении неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договорных отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ, стороне договора, считающей свои права ущемленными, следует не ограничиваться заявлением, основанным на ст. 333 ГК РФ, а подавать также мотивированное письменное заявление о злоупотреблении правом.

1 Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М., 2005.

2 Волос А.А. Принципы обязательственного права: дисс. к. ю. н. 2015.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/346743/

Может ли включение в договор условия о большой неустойке быть признано злоупотреблением правом?

Реализация кредитором основанного на договоре права на взыскание неустойки, размер которой согласован сторонами, сама по себе не является злоупотреблением правом. Должник может снизить чрезмерно большую неустойку в порядке ст. 333 ГК РФ, только если заявит соответствующее требование при первоначальном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Реквизиты судебного акта

АО «Опытное Конструкторское Бюро Машиностроения имени И.И. Африкантова»

ООО «Научно-производственное объединение „Техноград“»

Суть дела

АО «Опытное конструкторское бюро машиностроения имени И.И. Африкантова» (заказчик, бюро) и ООО «Научно-производственное объединение „Техноград“» (исполнитель, общество) по результатам конкурса заключили договор на выполнение работ по изготовлению емкости высокого давления. Цена работ по договору составила 2,7 млн руб. Срок начала выполнения работ — 25 октября 2014 г., срок окончания выполнения работ — 30 января 2015 г. Договор предусматривал, что в случае нарушения исполнителем сроков выполнения работ исполнитель по требованию заказчика выплачивает заказчику:

единовременный штраф в размере 5% от стоимости не выполненных в срок работ за каждый факт нарушения;

пени в размере 0,3% от стоимости не выполненных в срок работ за каждый день просрочки начиная с четвертого дня просрочки.

Исполнитель допустил просрочку. Он сдал результат работ только в марте 2016 г. по акту от 1 марта 2016 г.

Тогда заказчик, ссылаясь на нарушение исполнителем сроков выполнения работ по договору, направил последнему претензию с требованием уплатить пени и штраф в общей сумме 3,35 млн руб (3,2 млн руб. пеней за нарушение сроков выполнения работ за период с 3 февраля 2015 г. по 1 марта 2016 г. и 150 000 руб. штрафа).

Общество требования из претензии не исполнило, и это послужило основанием для обращения бюро в арбитражный суд.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца в полном объеме. Он исходил из того, что ответчик не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о надлежащем исполнении обязательств либо о неисполнении обязательств по независящим от него причинам. При этом предложенный истцом расчет пеней и штрафа он не оспаривал. Ходатайство о применении ст. 333 ГК РФ ответчиком заявлено не было.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции и взыскал с ответчика только 326 000 руб. неустойки. Он признал правомерным вывод суда субъекта о выполнении обществом работ с нарушением срока. Однако взысканную неустойку апелляция посчитала чрезмерной. Суд пришел к выводу, что истец злоупотребил правом, включив в договор несправедливое условие об ответственности.

Суд округа признал выводы апелляционного суда обоснованными.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты апелляции и кассации и оставил в силе решение суда первой инстанции, исходя из следующего.

На основании п. 1 ст. 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Одним из способов обеспечения исполнения обязательства является неустойка (п. 1 ст. 329 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пенями) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 71 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 6, п. 1 ст. 333 ГК РФ). Заявление ответчика о применении положений ст. 333 ГК РФ может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (абз. 1 п. 72 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7).

Читайте так же:  Лица имеющие право на алименты

В рассматриваемом деле ответчик являлся коммерческой организацией. Исполнение спорного договора было связано для него с осуществлением предпринимательской деятельности. При этом требования о применении положений ст. 333 ГК РФ в суде первой инстанции он не заявлял. Следовательно, у суда апелляционной инстанции в силу приведенных разъяснений Пленума Верховного суда РФ не имелось оснований для снижения по своей инициативе суммы пеней и штрафа, начисленных в соответствии с условиями договора.

При этом ВС РФ констатировал, что реализация кредитором основанного на договоре права на взыскание неустойки, размер которой согласован участниками договора, не может быть признана злоупотреблением правом, влекущим применение последствий, предусмотренных ст. 10 ГК РФ.

Заключение договора в соответствии с положениями Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» само по себе не свидетельствует о несправедливости договорных условий и злоупотреблении правом со стороны истца. Договор заключен по результатам конкурса. Ответчику были известны условия договора, в том числе касающиеся срока выполнения работ и ответственности за его нарушение. Ответчик не представил в материалы дела доказательств того, что заключение договора в предложенной редакции являлось для него вынужденным.

Исходя из изложенного, ВС РФ резюмировал, что суд первой инстанции, установив факт нарушения сроков выполнения работ ответчиком, который не оспорил исковые требования ни по существу, ни по размеру, не заявил ходатайство о применении ст. 333 ГК РФ, правомерно удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/374634/

Завышение неустойки в контракте с госкомпанией нельзя считать злоупотреблением правом — ВС РФ

Верховный суд (ВС) РФ отменил постановление апелляционного суда, который — в борьбе за справедливость — проявил инициативу и «соразмерно» снизил причитающуюся госкомпании неустойку. В силе осталось решение первой инстанции, и теперь исполнитель контракта должен заплатить заказчику больше, чем заработал сам.

Закон о госконтрактах допускает диспропорцию в размерах ответственности за их ненадлежащее неисполнение: для заказчика пеня за срыв сроков составляет 1/300 ставки ЦБ в день, а для исполнителя только начинается с этого уровня. Близкий закон о контрактах госкомпаний вопрос о таких санкциях не регулирует, отдает на откуп сторонам и, как показывает судебная практика, дисбаланс тут может быть весьма серьезным. Например, в договоре между ООО «НПО «Техноград» и входящим в «Росатом» АО «ОКБМ им.Африкантова», спор которых рассмотрела 29 мая судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ, для заказчика размер неустойки за срыв сроков устанавливался на уровне 0,03% в день, а для исполнителя был в 10 раз больше — 0,3%.

Договор между ними предусматривал изготовление емкости высокого давления за 2,73 млн рублей к 30 января 2015 года. «Техноград», однако, выполнил эти работы только к 1 марта 2016 года, и «ОКБМ им.Африкантова» насчитало своему контрагенту 3,23 млн рублей договорной неустойки и 136,5 тыс. рублей штрафа.

Добровольно «Техноград» расплачиваться не стал, и ОКБ обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области. Он требования удовлетворил полностью, взыскав с ответчика эти суммы, но его решение отменила вторая инстанция. «Сравнительный анализ положений об ответственности заказчика и исполнителя свидетельствует о заведомо более выгодном положении заказчика по отношению к подрядчику и, как следствие, о нарушении паритета сторон», -констатировал Первый апелляционный арбитражный суд. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции, говорится также в постановлении апелляции.

Чтобы исправить ситуацию, вторая инстанция воспользовалась постановлением пленума ВС РФ N25 от 23 июня 2015 года, где говорится о защите от несправедливых договорных условий. Согласно этому документу, поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда.

Использовав это разъяснение, апелляционный суд применил статью 10 Гражданского кодекса (ГК) РФ, запрещающую злоупотребление правом. Жалоба «Технограда» с просьбой снизить неустойку из «паритетного» расчета 0,03% за каждый день просрочки была удовлетворена, с компании взыскали только 326 тыс. 781 рубль. «Такой размер ответственности соответствует принципу соразмерности, достаточен для восстановления нарушенных прав истца, учитывает возможные убытки, вызванные нарушением ответчиком своих договорных обязательств», -говорится в постановлении апелляции. Суд округа согласился с таким подходом.

Но ВС РФ, куда обратилось «ОКБМ им.Африкантова», решил, что суд в этом деле не мог проявлять инициативу. Снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению должника на основании статьи 333 ГК РФ, которое может быть сделано только при рассмотрении дела по правилам первой инстанции, напомнила кассационная инстанция другое постановление пленума ВС РФ — N7 от 24 марта 2016 года.

Но «Техноград» такого заявления в суд не подавал. Более того, в первую инстанцию представитель компании не явился, и на это ВС РФ тоже обратил внимание. «Неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные [законодательством] неблагоприятные последствия», — говорится в кассационном определении, опубликованном в среду: упущенные в первой инстанции возможности нельзя реализовать в апелляции.

Эксперты считают этот подход совершенно правильным. «ВС РФ явно дает понять, что процессуальная пассивность стороны дела несомненно влечет за собой негативные правовые последствия, а суды апелляционной и кассационной инстанций допустили отход от фундаментального принципа состязательности», -говорит партнер юридической фирмы «СТРИМ» Салимхан Ахмедов. По его словам, совершенно справедлив и очевиден также вывод суда о невозможности произвольного снижения неустойки, если лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, не просило применить статью 333 ГК РФ.

Самым важным для споров контрагентов с госкомпаниями в определении ВС РФ является заключение коллегии, что взыскание договорной неустойки, какой бы она ни была, само по себе не может быть признано злоупотреблением правом. О применении статьи 10 ГК РФ могла бы идти речь, только если бы в материалах дела были доказательства, что заключение договора было вынужденным для «Технограда», следует из определения СКЭС ВС РФ.

Читайте так же:  Оформление договора купли продажи недвижимости у нотариуса в 2020 году

Этот вывод эксперты тоже поддерживают. «ВС РФ абсолютно правильно признал необоснованной ссылку судов апелляционной и кассационной инстанций на злоупотребление истцом правом на свободу договора», — говорит старший юрист адвокатского бюро КИАП, адвокат Илья Дедковский .

«Складывается впечатление, что апелляционный суд был внутренне не согласен с размером неустойки, но в отсутствие заявления [о применении] статьи 333 ГК РФ был вынужден искать другой способ снизить неустойку, и выбрал злоупотребление правом», — отмечает И.Дедковский . И если это действительно так, то эта попытка, по его словам, «не может радовать». «Это означает, что все попытки сначала Высшего арбитражного суда РФ, а потом и ВС РФ побороть массовое стремление по снижению размера неустоек до неприлично низких размеров не увенчались успехом», — отмечает адвокат .

Теперь нижестоящие суды получат очередной сигнал на этот счет. ВС РФ отменил постановления апелляции и окружного суда, оставив в силе решение первой инстанции.

Источник: http://www.kiaplaw.ru/press-centr/public/4139.html

Снижение неустоек и штрафов. Практика 2019 года

Как уменьшить неустойку, предусмотренную договором? Уменьшение законной неустойки. Как трактуется необоснованная выгода кредитора и злоупотребление правом? Добросовестность сторон и баланс интересов при уменьшении неустойки.

В соответствии с принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стороны самостоятельно определяют условия соглашения. Этот принцип дает возможность устанавливать различный, в том числе и довольно высокий, размер неустойки. Достаточно часто в договоре стороны согласовывают неустойку, по величине сопоставимую с ценой контракта, а то и в разы больше. Иногда это происходит из-за поверхностного анализа договора одной из сторон, а иногда условия навязываются более влиятельным партнером.

Тем не менее договор может быть нарушен, в том числе и вполне добропорядочным контрагентом, и «пострадавшая» сторона потребует заплатить штраф. И тогда возникает проблема «гигантских» неустоек, оплатив которые, сторона лишится большей части выручки по договору. И еще останется должна. Это может привести к полной неплатежеспособности компании и ее банкротству.

Когда можно уменьшить неустойку? Если стороны не смогут договориться добровольно, то неустойку сможет уменьшить суд. Основания для уменьшения неустойки установлены в ст. 333 Гражданского кодекса РФ. Там установлено всего несколько общих критериев:
1) неустойка должна быть явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства;
2) для предпринимателей уменьшение неустойки должно носить исключительный характер, когда ее взыскание в полном размере приведет к получению кредитором необоснованной выгоды;
3) в сфере предпринимательской деятельности вопрос об уменьшении неустойки ставится на рассмотрение только в случае, когда ответчиком заявлено соответствующее ходатайство. Поэтому если сторона не заявит такое ходатайство, в т.ч. по причине пропуска судебного заседания, неустойку, скорее всего взыщут в полном размере.
Заявление может быть подано только в суде первой инстанции, когда противоположная сторона выходит с иском об истребовании неустойки. В апелляционной инстанции заявить о неустойке можно только, если дело рассматривается по правилам первой инстанции (т.е. в первой инстанции рассмотрено с процессуальными нарушениями).

Статья 333 ГК РФ применяется не только к договорным неустойкам, но и к законным, т.е. когда взыскивается в размере, предусмотренном определенным законом (Законом РФ «О защите прав потребителей», транспортными уставами и кодексами, ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»).

Несоразмерность неустойки должен доказать ответчик. Арбитражный суд удовлетворит ходатайство об уменьшении неустойки, если ответчик докажет, что у истца в случае присуждения в его пользу неустойки в полном размере возникнет необоснованная и несоразмерная выгода.

Неустойка не может служить средством обогащения, а призвана только компенсировать возможные убытки кредитора. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже неустойки. Обычно доказательства строятся на сравнении размера начисленной неустойки с суммой основного долга, а также с размером процентов по банковским кредитам, учетной ставкой ЦБ РФ.

Тенденции. Если провести анализ судебной практики можно определить следующее:
1) арбитражные суды, как правило, снижают неустойку, если она больше 0,1% за каждый день просрочки. Суды считают, что неустойка в размере 0,1% соответствует принципам разумности и справедливости. Если же установлен больший размер неустойки (например, 0,3% или 1%), то это часто считают злоупотреблением правом (неустойка не должна быть средством обогащения и носит компенсационный характер).
2) одним из оснований снижения размера неустойки является ее исчисление от размера всей стоимости договора, а не от стоимости нарушенного обязательства. Этот способ расчета неустойки не противоречит закону. Однако, по мнению судов, это противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному п. 1 ст. 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия одной из сторон договора.
3) как показывает практика, суды никогда не снижают неустойку ниже ставки рефинансирования ЦБ РФ, а если это и происходит, то велик риск отмены решения вышестоящей инстанцией.

Законом не определено, когда неустойка является несоразмерной. Поэтому суды на свое усмотрение разрешают этот вопрос. И решают всегда по-разному. В практике любого суда можно встретить дела со сходными обстоятельствами, где в одном случае неустойка была признана несоразмерной по ходатайству ответчика, а в другом случае-нет.

Для того, чтобы увеличить шансы на снижение неустойки необходимо:
1. грамотно и обоснованно составить ходатайство об уменьшении неустойки;
2. составить контррасчет неустойки, исходя из ставок, которые представляются разумными;
3. исключить злоупотребление правами в процессе, намеренное затягивание судебного разбирательства и другие проявления «не надлежащей добропорядочности» с точки зрения судьи;
4. учитывать «человеческий фактор», т.к. суд в данном случае не связан законом и принимает решение, исходя из своего внутреннего убеждения.

Квирквия Бадри Амлиниевич, к.э.н., адвокат,
руководитель адвокатского кабинета № 2650
Адвокатской палаты Московской области

Тел. для консультаций: +7 (495) 230-11-77

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://tppa.ru/umenshenie_neustoyki.php

Взыскание неустойки злоупотребление правом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here